Российский флот способен действовать

Закончились учения Российского флота в Средиземном и Черном морях. В них участвовали почти тридцать кораблей, подводных лодок и судов обеспечения, а так же морская авиация. Учений такого масштаба давно не было на флоте. Так же нужно заметить, что Средиземное море давно не видело присутствия нашего флота в таком масштабе.
Итоги учений подводили на борту крейсера «Москва», прибывшего после учений в кипрский порт Лимасол. Кстати, окончание учений вовсе не означает, что мы покидаем Средиземное море. Присутствие сил флота в этом регионе будет носить постоянный характер. Обстановка требует постоянного освещения действий других заинтересованных сил и не позволяет поселить в них надежду, на возможность односторонних действий.
Каковы же были цели учений и насколько их можно считать успешными? Здесь придется отвлечься, поскольку существует мнение, что состав корабельной группировки, привлеченный к учениям, просто не способен был выполнить те учебные задачи, которые в них отрабатывались. Например, задачи противолодочной обороны отрабатывались недостаточным для её успешности составом надводных кораблей. Ну что тут можно сказать? Действительно, и для выполнения противолодочных поисково-ударных задач, и для охраны и прикрытия ударных групп, и для обеспечения десантных операций — требуется привлечение корабельных групп большего состава.
Однако нельзя согласиться с тем, что данные учения — лишь имитация настоящих. Да в разнородной группировке кораблей, боевые задачи отрабатывались неполным составом тактических групп. Но давайте будем честны — численный и качественный состав флота — далёк от совершенства. И крупнейшая с Советских времён программа строительства боевых кораблей — принята именно по этой причине. В ближайшие три года флот пополнят 18 надводных кораблей основных классов и более 30 катеров и судов обеспечения. Пока новые корабли не введены в строй — важно накапливать опыт боевых служб, готовить экипажи и командиров, приучать к постоянной работе специалистов по ремонту и эксплуатации техники. И именно это и делается.
 
Даже мало интересующимся людям, трудно не заметить, что силы флота постоянно находятся в море, проводя учения или совершая походы. В минувшем году интенсивность плановых учебных мероприятий, боевых стрельб и дальних походов, можно назвать беспрецедентной со времён Советского флота. Возобновили боевое дежурство в море подводники Северного и Тихоокеанского флотов. Кроме учений в Средиземном и Черном морях, надо вспомнить уникальные межвидовые учения в Центральной Арктике, в которых принимало участие свыше 7 тысяч человек личного состава, более 20 надводных кораблей и подводных лодок, более 30 летательных аппаратов и свыше 150 единиц боевой техники. Знаковыми стали российско-китайские учения «Морское взаимодействие — 2012». Активность флота в Средиземном море позволяет вспомнить времена Средиземноморской оперативной эскадры ВМФ СССР (ОПЭСК), если не с точки зрения привлекаемых сил, то уж точно с точки зрения постоянного присутствия. Лиха беда начало! Даже не хочется вспоминать времена, когда отход от причальной стенки для проверки механизмов — считался праздником.
Но тут возникает другая претензия: «во всех этих учениях и походах вырабатывается ресурс техники — скоро весь флот на ремонт встанет». Вот уж поистине — на всех не угодишь! Ржавеют корабли у причалов — плохо; стрельбы и учения сменяются походами — снова плохо. Можно заметить по этому поводу, что ресурс корабельной техники вырабатывается не только во время выходов в море, но и на стоянках. И лучше уж ремонт будет требоваться после боевых служб, чем после простоя. В отличие от прежнего времени, плановый ремонт и модернизацию проходят не только корабли и подводные лодки, находящиеся в боевом составе, но и давно выведенные в резерв. Например, в прошлом году началась модернизация тяжелого атомного ракетного крейсера «Адмирал Нахимов». Планируется модернизация БПК «Адмирал Харламов», выведенного в резерв в 2006 году. Ремонту и модернизации подвергнутся все эсминцы проекта 956, даже находящийся на консервации «Боевой». А сейчас на «Дальзаводе» заканчивается ремонт ЭМ «Бурный» этого проекта. Всё, что удалось спасти в те времена, когда ремонтные работы практически отсутствовали (кроме того, что экипажи могли сделать своими силами) — будет продолжать служить.
Теперь можно вернуться к прошедшим учениям. По итогам Министерство обороны сделало следующее заявление: «В целом, по мнению Генерального штаба ВС РФ, цель учений — демонстрация военно-морского присутствия в дальней морской зоне, военной силы и решимости ее применения — достигнута. Основная задача учений решена — органы военного управления и силы ВМФ к выполнению задач по предназначению в дальней морской зоне готовы». Иными словами, задачи было две: продемонстрировать, что мы будем защищать свои интересы в Средиземном море, и отладить систему боевого управления силами флота, действующими на значительном удалении от баз и узлов связи.
По поводу первой задачи следует сказать следующее. Постоянное присутствие сил нашего флота вблизи сирийского побережья производит должный эффект — говорить об открытой агрессии уже не приходится. Но это не значит, что она невозможна. В Турцию прибыли зенитно-ракетные комплексы «Пэтриот», задачей которых в случае агрессии будет защита от сирийской авиации. Ни для какой другой цели — они не нужны. Хотя Средиземное море и покинул американский авианосец и корабли сопровождения — ВМС НАТО сохраняют в регионе силы, достаточные для поддержки наземной операции. Поэтому оказалось необходимо более явственно продемонстрировать свои намерения, проведя крупные учения с боевыми стрельбами. К простой «демонстрации флага» начали привыкать. И чтобы не создалось впечатления, что мы настроены только на «присутствие» — пришлось напомнить о себе несколько громче, так сказать, обновить впечатления.
Что касается второй задачи, то она, пожалуй, одна из важнейших для нашего флота. В связи с преобразованиями в структуре оперативного управления Вооруженных сил возникло несколько новых задач. Новая система управления нуждается в проверке, выработке эффективных механизмов управления и просто в наработке опыта. Прежняя система работала как часы. Но в ней управление силами флота было изолировано от других видов вооруженных сил — каждый из них имел свою систему командных пунктов и узлов связи. Это не позволяло сделать управление гибким и эффективным в условиях новых форм ведения вооруженной борьбы. Чтобы исправить ситуацию, были созданы новые межвидовые центры боевого управления, которые приняли на себя задачу командования всеми имеющимися силами на четырех стратегических направлениях, в том числе и силы флота. В центральном подчинении остался только флотский компонент стратегических ядерных сил. Возникал резонный вопрос: кто будет управлять флотом в дальней морской зоне, выходящей за рамки стратегических направлений? Например, походом к Сирии авианосца «Адмирал Кузнецов» управляло командование Западного направления, поскольку к ОСК «Запад» относится Северный флот. А если группировка будет межфлотской? В связи с этим даже разгорелась бурная дискуссия: может, стоит создать отдельное командование, для управления силами флота в дальней морской зоне?
Оказалось — этого не требуется. В своих зонах ответственности флот и другие силы будут управляться командованиями стратегических направлений. А в районах, выходящих за пределы этих зон — управление будет центральным. Но чтобы проверить эту систему в действии, потребовалось провести учения с привлечением сил всех флотов. В ходе учений системы связи, передачи данных и отображения тактической обстановки отработали штатно, подтвердив работоспособность новой системы.
В заключении хочется ещё раз отметить, что наш флот будет присутствовать в Средиземном море, поскольку этот регион остается одним из важнейших для будущего всего мира. И в обозримом будущем это присутствие будет только укрепляться.

Комментарии закрыты.