Путинизм = неосталинизм?

Ключевая фраза из выступления Путина в Сталинграде 2 февраля с.г.: «Сталинград, безусловно, навсегда останется символом непобедимости русского народа, единства российского народа».
Вот теперь все окончательно встало на свои места: Кремль в полном объеме задействовал механизм сталинского патриотизма. Использовать его власть стала уже давно, в частности, еще год назад, в ходе памятного выступления Путина в Лужниках. Недоставало лишь одной, самой главной компоненты: апелляции (чисто демагогической, разумеется) к русскому народу. И вот теперь точки над i раccтавлены — под аккомпанемент сервильно-гэбэшной РПЦ МП, созданной, опять же, Сталиным.
Очевидно, что путинская фраза слеплена по лекалам знаменитого сталинского тоста (май 1945), в котором вождь назвал русских «руководящим народом СССР»: в речи Путина русский народ упомянут прежде российского народа (аналог советского народа) в качестве как бы ведущей силы. Напомним, что сказано сие в городе, который отныне официально шесть раз в году, по т.н. праздникам, именуется Сталинградом.
К этому шло. Не так давно, осенью прошлого года, Владислав Сурков, остающийся одной из ключевых фигур властной системы, декларативно заявил: «По политическим взглядам я русский. Считаю, что надо применять те системы политических подходов, которые для нас как для суверенной нации более полезны на данный момент времени. И не надо при этом замыкаться: ты либерал и будешь либералом, как дурак, даже в неподходящих условиях. Когда война, не надо быть либералом. Когда ситуация спокойная и позволяет расслабиться и жить в свое удовольствие, не надо быть ультраконсерватором. А вот свобода и достоинство русского человека, развитие русской культуры, сохранение органического союза русских со всеми народами России должны быть целью и войны, и мира. Быть русским в любых обстоятельствах — это очень амбициозная политическая программа».
А 20 декабря (в день чекиста!) на пресс-конференции свою русскость декларировал уже сам Путин: «Я русский человек, мама русская, папа русский». Тогда же он существенно обогатил образ врага новыми чертами: «У нас почему-то складывается впечатление, что демократия – это троцкизм, это анархия. Это не так! Бакунин был замечательным человеком и очень умным. Но анархия нам не нужна, так же как и троцкизм».
«Троцкизм» — расхожее обвинение эпохи 30-х гг. Полагаю, это сознательный сигнал Путина всем плакальщикам по СССР, а также «русским патриотам», видящим в расправе Сталина над ленинскими «интернационалистами» поворот к «национальному» курсу и победу «почвенных» кадров (типа мясника Жукова). Уверен, это сигнал и для либеральной оппозиции: не зыбывайте, мол, как в свое время народ требовал покарать «кровавых троцкистских собак» и как эти «собаки» закончили…
Итак, путинская система «мягкого сталинизма» приобретает законченные очертания, вступая во все более глубокое противоречие с ценностями передовой, креативной (повторю это ненавистное для кого-то слово) части общества.
Апелляция Путина к русскому народу выглядит особо циничной и лживой на фоне депопуляции русских, которых Россия втихоря списывает со счетов, как старую колхозную лошадь, делая ставку на «евразийский постсоветский народ». Интересы России и русских, пожалуй, еще никогда не находились в столь остром противоречии между собой. Русским осталось лишь осознать это…

Алексей Широпаев

Комментарии закрыты.