Российской промышленности не помогут даже высокие цены на нефть

Пока российские высокопоставленные чиновники продолжают пространно рассуждать о важности и необходимости модернизации, инноваций, привлечения иностранного капитала, приватизации госактивов, дерегулировании экономики, вступлении в ряды ОЭСР и прочих нелепостях, российская промышленность продолжает скатываться в депрессивное и даже откровенно кризисное состояние.
В то время как президент Путин по инерции продолжает уже не первый год озвучивать благие инициативы о необходимости реиндустриализации экономики и возрождении наукоёмких производств, выпуск которых сейчас в 3-5 раз ниже отметок 20-летней давности, остатки отечественной обрабатывающей и наукоёмкой промышленности семимильными шагами валятся в кризис.
Уже сегодня можно констатировать, что отечественный производственный сектор находится в шаге от пропасти. И пока руководство страны и высокопоставленные чиновники спорят о том, стоит ли разрабатывать альтернативную стратегию социально-экономического развития страны, которая бы позволила преодолеть «сырьевое проклятье» и осуществить технологический рывок, или имеет смысл просто сложить руки, поклясться в любви Западу и ждать пока «заграница нам поможет» (в этом и состояла суть тезисов российской делегации в Давосе), отечественная промышленность ускоренными темпами сокращает производство и возвращается в кризисный 2009г.
Даже недавнее расширенное заседание правительства, которое в силу чудовищной профессиональной непригодности, некомпетентности и преступной халатности чиновников был вынужден лично вести президент Путин, продемонстрировало отсутствие какой бы то ни было внятной стратегии поведения у властей.
Да, Путин чётко и внятно указал на исчерпание стратегии «роста без развития», которая за пределами академической среды именуется политикой проедания поступающих в страну нефтедолларов и паразитической эксплуатации наследства Советской эпохи. Однако все последующие выступления, в том числе Дмитрия Медведева, главы МЭР Андрея Белоусова и министра финансов Антона Силуанова (идейного «гайдаровца» и «кудриниста»), наглядно показали, что правительство намерено и впредь продолжать реализацию политики накопления «гробовых денег», изъятия средств из экономики и ужесточения бюджетной политики.
Притом что сама по себе политика многолетнего недофинансирования экономики и изъятия из неё порядка 3-5% ВВП ежегодно (в лучшие годы не менее 7-10% ВВП), которые затем направляются на финансирование модернизации и стимулирование научно-технического
Мы уже отмечали, что 2012г. с кристальной ясностью продемонстрировал дефолт паразитической модели «экономики трубы» и смерть «нефтяного бобика» — несмотря на 40% скачок цен на нефть в 2010-2011гг. темпы роста экономики не только не выросли, но даже сжались с 4,5 до 4,3%. А по итогам 2012г., даже несмотря на то, что среднегодовые цены на североморскую смесь Brent обновили абсолютный исторический максимум, рост экономики сжался дот 3,4%. Притом что в течение одного только 2012г. прирост экономики обвалился с 4,9% в первые месяцы 2012г. до 1,9% в ноябре.
Тем не менее, несмотря на то, что 2012г. уже подошёл к концу и его итоги были подведены ещё в конце декабря ушедшего года, тем не менее, ещё далеко не вся макроэкономическая статистика, характеризующая ситуацию в российской деиндустриализированной «экономике трубы», была опубликована статистическими органами.
Буквально на днях Росстат подвёл итоги ситуации в реальном секторе отечественной экономики, которые вызвали откровенный шок даже у весьма оптимистично настроенных по отношению проводимой в стране финансово-экономической политики. В своём последнем статистическом отчёте ведомство было вынуждено зафиксировать беспрецедентное затухание производственной активности. Если ещё  в 2010г. рост отечественной промышленности достигал 8,2%, а в 2011г. замедлился до 4,7%, то по итогам 2012г. едва дотянул до 2,6%.
При этом больше всего опасений вызывают масштабы затухания производственной активности в промышленном секторе в пределах одного календарного года – темпы роста сжались более чем в 3 раза. Если ещё в 1-м квартале прирост выпуска промышленной продукции достигал 4%, то по итогам 2-го квартала сократился до 2,3%, а в 4-м квартале и вовсе оказался ниже 1,7%.
Откровенное недоумение вызывает тот факт, что столь сильный провал в реальном секторе экономики зафиксирован на фоне беспрецедентно высоких цен на нефть – по итогам 2012г. среднегодовая цена североморской смеси Brent обновила исторические максимумы и достигла 110 долл. за баррель. И на фоне даже этих стабильно высоких цен на энергоносители, на долю которого приходится порядка 65% стоимостной оценки российского экспорта, промышленное производство в декабре ушедшего 2012г. увеличилось менее чем на 1,4%.
Столь низких темпов роста в реальном секторе экономики России не наблюдалось аж с конца кризисного 2009г., когда благодаря бесконтрольной раздачи более 6,5 трлн. рублей коммерческим банкам, пустившим «антикризисную помощь» не на рефинансирование отечественной промышленности, а на валютные спекуляции, российская экономика и обрабатывающая промышленность обвалились сильнее всех и в группе G-20, и в странах нефтеэкспортёрах.
Стоит указать на то, что средние темпы роста выпуска промышленного производства в докризисный период 2003-2007гг. приблизительно в 2,7 раз превышали нынешние темпы роста отечественной разваливающейся на глазах промышленности – 7% против 2,6% соответственно.
Не получается объяснить обвал производственной активности во второй половине ушедшего 2012г. статистическим эффектом высокой базы сопоставлений. Более того, на руку российским чиновникам из финансово-экономического блока правительства, в большинстве своём являющихся проповедниками идеологии «вульгарного либерализма» и «рыночного фундаментализма», должна была сыграть просадка в динамике промышленного производства в конце 2011г.
Так, если ещё в 1-м квартале 2011г. выпуск продукции в производственном секторе достигал 5,9%, а в 3-м не опускался ниже 5,1%, то уже по итогам 4-го квартала, по мере исчерпания паразитической модели «проедания нефтедолларов», рост в промышленности сжался до 3,3%. Однако даже статистический эффект низкой базы не смог помочь отечественной деградирующей экономике, парализованной судорогой коррупции, произволом монополий и непозволительно высокой стоимостью кредитных ресурсов, продемонстрировать не то что ускорение, но даже элементарное сохранение набранной динамики.
И на этом фоне российские высокопоставленные чиновники умудряются рассуждать о стабильности отечественной экономики, макроэкономической сбалансированности и постепенном выходе на траекторию устойчивого роста.
Предкризисная динамика обрабатывающих производств
Не лучше обстоят дела и с точки зрения отраслевых сегментов промышленного производства. Так, в секторе обрабатывающей промышленности, которая, по идее, должна была бы стать локомотивом структурной перестройки экономики, возрождения наукоёмких производств и воссоздания вертикально-интегрированных производственно-технологических цепочек создания добавленной стоимости, наблюдаются не менее пессимистичные тенденции.
Так, согласно оценкам Росстата, если ещё в 2010г. прирост выпуска продукции в обрабатывающей промышленности достигал 11,8% (после спада на 15,2% годом ранее), то уже в 2011г. увеличение выпуска продукции замедлилось до 6,5%, а по итогам недавно ушедшего 2012г. и вовсе едва дотянуло до 4,1%. Ещё больше опасений вызывают масштабы затухания производственной активности в обрабатывающем секторе в течение одного календарного года – после роста на 4,4% в 1-м квартале и 4,7% во 2-м увеличение на 2,8% по итогам 4-го квартала выглядит откровенным провалом.
Как и в случае с динамикой промышленного производства, не помог даже статистический эффект низкой базы сопоставлений – рост на 10,6% и 5,8% в 1-м и 2-м кварталах соответственно сменились куда менее заметным приростом на 4,6% в последние 3 месяца 2011г. Более того, нынешние темпы роста обрабатывающих производств приблизительно в 2,3 раза ниже своих значений в докризисный период 2003-2007гг. – 4,1% против 9,5% соответственно.
Не намного лучше обстоят дела в добывающих производствах, которые, по идее, должны выступать в качестве основного бенефициара превращения России в «сырьевую колонию» и рынок сбыта для глобального бизнеса. Наиболее отчётливо эту тенденцию демонстрирует практически двукратное падение темпов роста выпуска продукции – с 1,9% в 2011г. до 1,1% по итогам 2012г. Притом что в последнем квартале ушедшего года добывающие производства умудрились нарастить выпуск продукции всего лишь на 0,9%, в ноябре-декабре и того менее чем на 0,2-0,3% в годовом выражении.
Мало того, что добывающим производствам, извлекающим колоссальные сверхприбыли от хищнической распродажи невосполнимого минерального сырья и проедания природно-сырьевой ренты также не помог статистический эффект низкой базы (в 2011г. прирост на 3,3% в 1-м квартале сменился ростом на 1,3% в 4-м квартале). Так ещё и нынешняя динамика оказалась аж в 4,5 (!!!) разу хуже то, что демонстрировала отрасль в 2003-2007гг. (4,6%).
Судя по всему, в современной России, методично превращаемой коррумпированными чиновниками и «либеральными фундаменталистами» в «банановую республику» и «дойную корову» для транснационального капитала, становится нерентабельными даже добыча сырья. И это притом что только согласно официальным оценкам всё того же Росстата свыше 23,3% совокупных корпоративных прибылей российской экономики оседает в карманах именно добывающих производств, извлекающих сверхприбыли от распродажи природного сырья.
Учитывая, что ещё как минимум 24,8% суммарных финансовых прибылей, полученных российской экономикой, приходится на такой толком ничего не производящий сектор, как оптово-розничная торговля, то становится понятно, почему в России не происходит модернизация. Она просто никому не нужна – ни чиновникам, ни крупному бизнесу, т.к. наибольшая норма рентабельности сосредоточена в добыче сырья и прокручивании поступающих в страну нефтедолларов и иностранных кредитов в торговле, львиная доля которых идёт на покупку импортных товаров.
Единственной отраслью промышленности, в которой зафиксировано, пускай и весьма условное, близкое к статистической погрешности, но всё-таки оживление, является сфера естественных монополий. И это неудивительно —  в условиях колоссальной степени монополизации экономики и непрекращающегося на протяжении многих лет произвола естественных и псевдоестественных монополий, выражающегося в ежегодном повышении цен на газ, электроэнергию, транспорт, ЖКХ, связь и прочие услуги на 15-20%, именно монополии становятся последними «островками стабильности» на российском нефтегазовом нано-болоте.
Именно этим во многом объясняется ускорение темпов роста производства и распределения газа, электроэнергии и воды с 0,1% в 2011г. до 1,2% по итогам 2012г. При этом было бы большой ошибкой строить иллюзии относительно устойчивости данного роста: рост на 2,6% в 1-м квартале сменился стагнацией во все последующие кварталы  0,8% во 2-м, 0% в 3-м, и гомеопатические 0,5% по итогам 4-го квартала 2012г. Так что если бы не скачкообразный рост объёмов производства в секторе естественных монополий в 1-м квартале 2012г., главным образом обусловленный эффектом низкой базы (годом ранее наблюдался спад на 1%), то по итогам всего 2012г. прирост едва дотянул бы до 0,7-0,8%.
Хуже того, итоги производственной деятельности в добывающей отрасли промышленности в 2012г. оказались существенно хуже тех результатов, которые показывала отрасль в докризисный период 2003-2007гг. – 1,6% тогда и 1,2% по итогам 2012г. И это притом что в 2007г. цены на подавляющее большинство сырьевых товаров в номинальном выражении находились вблизи нынешних отметок.
Продолжение спада и деградации в наукоёмких производствах
Отдельного внимания заслуживает ситуация с производством отдельных видов товаров. Так, согласно оценкам Росстата, по итогам 2012г. добыча природного и попутного газа сократилась на 2,7%, производство мясных консервов сжалось на 0,2%, рыбы и рыбных продуктов – на 0,4%, сливочного масла – на 1,2%, пшеничной муки – на 2,4%, хлеба хлебобулочных изделий – на 1,8%.
Не меньший спад зафиксирован в текстильной промышленности, переживающей глубокий многолетний инвестиционный кризис и технологический упадок, в результате чего не способной составить конкуренцию ни дешёвой китайской продукции, ни более качественной европейской. Так, производство швейных ниток упало на 12,7%, трикотажных изделий – на 6,5%,  ковров и ковровых изделий – на 27,2%, зимних курток – на 6,7%, хромовых кожтоваров – на 11%, чемоданов и сумок – на 5,3%, а пошив обуви обвалился на 9,9%.
Сложно назвать оптимистичной ситуацию в машиностроении и прочей наукоёмкой промышленности – по итогам 2012г. производство прицепов и полуприцепов сократилось на 9,9%, тепловозов – на 11,2%, пассажирских железнодорожных вагонов – на 23,9%. Одновременно с этим выпуск экскаваторов сжался на 6,8%, электродвигателей – на 8,1%, газораспределительных счётчиков – на 25,3%, сельскохозяйственных тракторов – на 1,7%, газовых турбин – на 25,4%, стальных труб – на 3,3%, а химических волокон – на 1,2%. Не намного лучше обстоят дела в строительном секторе – выпуск асбестоцементных листов обвалился на 25,3%, а кирпичей, блоков, плитки на 4,4%.
По-прежнему в состоянии упадка продолжает находиться мебельная промышленность, объёмы производства которой приблизительно в 5-7 раз ниже отметок 1990г. По итогам прошлого года производство стульев увеличилось на 4,1%, тогда как выпуск деревянных шкафов обвалился на 14,4%, а кухонных шкафов на 8,1%.
В целом же имеет смысл напомнить, что по состоянию на конец 2011г. объём производства продукции в промышленном секторе оказался на 12,2% ниже значений 1992г. Тогда как в добывающем секторе производство превысило отметки 19-летней давности на 10,8%, в системе естественных монополий (производство газа, электроэнергии и воды) оказалось ниже на 10,8%, а обрабатывающих производствах и вовсе не дотянуло до уровня 1992г. как минимум 16,2%. И
Хуже всего то, что, если на спад производства в текстильной и швейной промышленности (на 74,9%), в выпуске кожи и обуви (на 65,5%) и деревообрабатывающей промышленности (на 50,2%) ещё как-то можно было закрыть глаза в силу низкой инновационности указанных производств, то спокойно смотреть на обвал в наукоёмкой промышленности и высокотехнологичных производствах не получается.
Только согласно официальным и весьма неплохо «причёсанным» данным Росстата, объёмы выпуска продукции в машиностроении и производстве оборудования как минимум на 46,8% ниже отметок 1992г., в производстве транспортных средств и транспортного оборудования – на 38,3%, а в металлургическом комплексе и выпуске готовых металлических изделий, которые отнюдь не страдают от нехватки финансирования и низкой рентабельности производства, объём выпуска продукции по итогам 2011г. оказались на 3,2% ниже отметок 19-летней давности.
Хуже всего то, что, несмотря на непрекращающиеся пространные рассуждения целого ряда высокопоставленных чиновников финансово-экономического блока правительства относительно «успехов» в деле модернизации и инноваций, не говоря уже про «окончательное преодоление негативных последствий кризиса 2008-2009гг.», реальная ситуация в производственном секторе по-прежнему остаётся весьма тяжёлой.
Да, с формальной точки зрения поводов для оптимизма хоть отбавляй – по итогам 2011г., то есть спустя 2 года после начала кризисного обвала, объём промышленного производства превысил отметку докризисного 2007г. практически на 3,3%. Притом что в добыче сырья объёмы производства превзошли уровни 2007г. аж на 5,3%, в обрабатывающей промышленности – на 1,4%, а в сфере естественных монополий – на 0,7%. Тем не менее, несмотря на не утихающие ни на минуту заявления правительственных чиновников относительно «вставания с колен» отечественной наукоёмкой промышленности и её готовности составить конкуренцию глобальным ТНК на мировом рынке (в свете втягивания России на «титаник» ВТО), на деле ситуация складывается строго противоположная.
По итогам 2011г. объёмы производство машин и оборудования оказались на 16,3% ниже отметок 4-летней давности, электрооборудования и электронных компонентов – на все 19%, неметаллических минеральных продуктов – на 14,9%, а выпуск продукции металлургической промышленности сжался на 3,6%. Это уже не говоря об обвальном падении на 8,9% объёмов выпуска товаров в текстильном и швейном производстве, а также 8-9% спада в лесоперерабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности.

Владислав Жуковский

Комментарии закрыты.