Эпидемия пропишется в России

Россия не способна поставить кордон на пути опаснейших инфекционных заболеваний, ежедневно прибывающих вместе с мигрантами. Сегодня вся картина эпидемиологического неблагополучия страны рисуется именно гастарбайтерами, и толерантность от тифа вряд ли спасет.
В Петербурге врачам удалось спасти жизнь 2-летнему мальчику из Таджикистана. 4 февраля он попал в Городскую детскую инфекционную больницу №5 в тяжелом состоянии. К счастью, удалось быстро поставить диагноз — брюшной тиф, и принять соответствующие меры, иначе малыш мог умереть. Его ошалевшая от страха мать бросила ребенка и фактически сбежала из больницы, с перепугу даже позабыв все русские слова. Затем она объявилась и сейчас должна пройти обследование во взрослой инфекционной больнице, так как, по мнению медиков, ребенок мог заразиться от родителей.
В 2012 году половину общероссийской статистики по количеству больных брюшным тифом давал именно Петербург: в стране всего было зафиксировано 16 случаев заболевания этой опаснейшей инфекцией, 8 из них были в Петербурге.
Не лучше ситуация с туберкулезом, венерическими заболеваниями, ВИЧ и СПИД, гепатитом, дифтерией. По данным Минздравсоцразвития, каждый пятый мигрант является носителем этих опасных заболеваний.
Как рассказал «Росбалту» руководитель оргметодотдела Городской инфекционной больницы им. Боткина, врач-эпидемиолог, в недавнем прошлом возглавлявший отдел эпиднадзора Управления Роспотребнадзора по Петербургу, Олег Парков, замалчивать проблему уже нельзя, хотя она никак не решается уже пятый год.
«Для сравнения: если в 2012 года диагноз ВИЧ-инфекции среди петербуржцев фиксировался как 60,0 на каждые 100 тысяч населения, то среди мигрантов этот показатель был 83,2. Аналогичная ситуация с туберкулезом: среди петербуржцев 32,4 на 100 тысяч, среди мигрантов — 154,2 на 100 тысяч, вензаболевания — 53,6 на 100 тысяч (жители Петербурга) и 206,7 (мигранты) по этому же расчету», — сообщил «Росбалту» Парков.
По словам эпидемиолога, особенно опасно то, что иностранные рабочие (в основном из Средней Азии) не только не обращаются за медицинской помощью, а следовательно, до последнего скрывают опасные инфекционные заболевания, но и не делают прививок по прибытии в Россию.
«За весь 2012 год ни один прибывший в Петербург мигрант не сделал ни одной прививки от таких опасных в эпидемиологическом аспекте заболеваний, как корь, дифтерия, столбняк и брюшной тиф», — сообщил специалист.
Между тем, по данным УФМС, более половины мигрантов работают отнюдь не на стройках, а в сфере услуг и торговле (43,5 и 10% соответственно при 14% — в строительстве). Следовательно, все покупатели в магазинах, посетители кафе и ресторанов, а в последнее время еще и клиенты салонов красоты могут быть потенциальными жертвами необследованных и непривитых гостей из ближнего зарубежья.
«Думаете, мы разжигаем межнациональную рознь? — спросил врач-инфекционист Андрей Саулов. — Мне кажется, лучше получить упреки в нетолерантности, чем потом лечиться от туберкулеза или умереть от гепатита. И, чтобы этого не случилось, надо открыто не только говорить о проблеме, но и принимать соответствующие меры. Мы ведь не против мигрантов, а за то, чтобы создать не только нам, но и им соответствующие условия безопасности, проживания, сохранить жизнь и здоровье. Мы же, например, если едем куда-нибудь в эпидемиологически неблагополучные страны, делаем себе прививки от малярии или лихорадки? Да и многие страны не пускают к себе гостей без прививок».
Между тем нынешняя система приема иностранных рабочих в России устроена так, что до 90 дней иностранец может работать вообще практически как угодно — без постоянных документов и тем более медобследования. Поэтому многие приезжают на 3 месяца, потом снова уезжают и возвращаются. Либо всеми способами стараются избежать медобследования, поскольку не хотят платить. Работодатели тоже не спешат оплачивать расходы на медобслуживание своих сотрудников, и уж тем более — прививки.
«В Петербурге 29 медцентров — все коммерческие — занимаются медобследованием мигрантов, — говорит Олег Парков. — Но это речь о легальных мигрантах, которых у нас, по данным прошлого года, было около 200 тысяч. Реальное же количество несравнимо больше и исчисляется сотнями и сотнями тысяч. Чем они больны, где они работают, чем занимаются и с кем общаются их дети?».
По словам Паркова, еще в мае 2012 года на заседании городской противоэпидемической комиссии в Смольном был подписан протокол о необходимости вакцинировать мигрантов (хотя бы по четырем основным инфекциям: дифтерия, корь, столбняк и брюшной тиф). Специалисты предлагали делать прививки в тех же медучреждениях, где мигранты проходят обследование. Однако вопрос так и повис в воздухе: вакцинация — дело сугубо добровольное, и иностранцев никто не может заставить их делать даже от опасных инфекций, только — уговорить. А на уговоры они категорически не идут.Врачи считают, что нужны либо законодательные меры, причем на федеральном уровне, обязывающие иностранных рабочих проходить медобследования, вакцинироваться или предъявлять сертификат о прививках, сделанных на родине, либо вводить визовый режим. А лучше — и то, и другое. В противном случае «помочь» сможет эпидемия — например, аналогичная прошлогодней вспышке кори в Петербурге или завозу в Северную столицу в 2009 году опаснейшего полиомиелита из Таджикистана. После этих громких случаев были введены чрезвычайные меры, запрещающие прием ребенка в садик или школу, или взрослого на определенные виды работ, без соответствующих прививок.
«Все быстренько очухались: побежали делать прививки, и даже на границе демонстрировали нам прививочные сертификаты, облепленные печатями, что прививки сделаны. Эпидемии тогда удалось предотвратить, но что будет дальше? Мы по-прежнему сидим на пороховой бочке», — говорят эпидемиологи.
Отдельная и крайне острая проблема — дети мигрантов. Если политику государства в отношении взрослых иностранных рабочих можно как-то понять, то маленьких иностранцев, как заметила глава УФМС по Санкт-Петербургу Елена Дунаева, сюда никто не звал.»Петербург уже называют столицей родильного туризма. Отказать роженице, даже без регистрации, в первой помощи никто не может. Потом эти малыши или пополняют наши детдома, или (что часто бывает) становятся полноправными петербуржцами. Но ведь их родители — не россияне, они не платят налогов, так почему страна должна бесплатно их кормить, учить и лечить?» — говорят врачи.
Кстати, именно так закончилась скандальная история с больной открытой формой туберкулеза роженицей из Таджикистана. Женщина в 2010 году сознательно приехала в Петербург рожать, отказать в приеме родов врачи не имели права. В роддоме выяснилось, что у женщины, лежащей в общей палате с другими мамами и новорожденными, открытая форма туберкулеза. Потом соседкам по палате и их малышам пришлось долгие месяцы обследоваться, а тем временем молодая мать оформила ребенка не на мужа — гражданина Таджикистана, а на родственника — жителя Петербурга. И, таким образом, получила «как мать петербуржца», местную прописку.
Однако речь не только об опасных инфекциях. Нищие, бесправные, живущие в кошмарных условиях гастарбайтеры демонстрируют весь спектр соматических и даже психических болезней — как, впрочем, и аборигены. Разница лишь в том, что наши в конце концов обратятся к врачу и, возможно, вылечатся, а иностранцы будут стойко переносить свой грипп или гастрит на ногах: ни прав на бесплатную медицину, ни денег на платную у них нет.
К примеру, в той же Боткинской больнице день ото дня растет процент пациентов-мигрантов с острыми кишечными расстройствами, гепатитами, тяжелейшими пневмониями. Они и переносят заболевания хуже, и лечиться им нечем, и условия проживания не соответствуют. И менталитет, уж извините, другой.
Так, в Петербурге весьма активно работает информационный ресурс, ориентированный на мусульманок, но полностью созданный на русском языке. Он призывает исповедующих ислам петербурженок отказаться от прививок, признанных официальной медициной лекарств, а также по возможности рожать дома, ориентируясь на советы «сестер» по сайту. В частности, говорится о вреде прививок и вмешательства врачей в жизнь мусульманской семьи.
«Хвала Аллаху, на нашем сайте выложен новый профессиональный перевод статьи по вакцинации «Пятьдесят причин уберечь ребенка от прививок» на арабском языке», — говорят модераторы сайта.
Впрочем мракобесие в отдельно взятом доме — вроде бы личное дело каждого. Непонятно только, причем здесь остальные — те, кто привык и хочет жить по законам и традициям своей страны и своей культуры?

Марина Бойцова

Комментарии закрыты.