Кутузов: чемпион-победитель чемпиона

Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова.
Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но как иначе? Ведь самым великим, по крайней мере, в европейской историографии признаётся Наполеон Бонапарт. Наличествует целый мировой культ французского императора.
А Кутузов разгромил его за четыре месяца! И не просто разгромил, а практически уничтожил. Из 640 тысяч перешедших русскую границу солдат Великой армии назад вышло лишь от 20 до 30 тысяч. Из них боеспособных – то есть собственно армии – всего 900 человек. Два батальона! Сам же Наполеон, во избежание плена или гибели, армию свою бросил заранее и бежал. И потом подвёл итог своей кампании против России в следующих знаменательных словах, вошедших в поговорку: «От великого до смешного – один шаг».
У французов та война оставила в лексике сокрушительное понятие — «Березина». Сиречь полная неудача, катастрофа, разгром.
Так вот вопрос: если боксёр побил чемпиона мира – кто становится новым чемпионом мира?
Удивительно, однако, но именно в России образовался некий тренд пренебрежительного отношения к своему великому полководцу. Кутузов отступил, а значит, проиграл Бородинскую битву. Кутузов бездействовал в Тарутино, пока Наполеон глумился над захваченной Москвой. Кутузов оставил Малоярославец, а значит, проиграл бой за него. Кутузов не добил французов под Красным, потому что страшился новой битвы. И вообще, Кутузов боялся Наполеона после поражения у Аустерлица и потому панически убегал от прямого столкновения с ним.
Ну, а войну, как водится, выиграл за русских Генерал Мороз. И ряд случайностей, досадно сыгравших против Наполеона.
Началось это, конечно, не вчера. Началось это с воспоминаний Барклая-де-Толли, раздосадованного тем, что слава спасителя Отечестве досталась не ему. А ведь – считал он искренне – это он заложил основы победы своей стратегией отступления в начале войны.
Заслуга Барклая в этом действительно велика. Он уберёг армию. Получи главное командование Багратион – он бросился бы в гордую атаку и положил бы всю армию. Как, собственно, и положил свою 2-ю армию на Бородинском поле на флешах своего имени, отбивая невесть зачем вновь и вновь это передовое укрепление и обескровливая основные оборонительные позиции у села Семёновское.
Но разница между хорошим полководцем и гениальным как раз и заключается в разнице между Барклаем и Кутузовым. Оба были за оставление Москвы. Но первый предлагал отступать на Владимир и Нижний Новгород. Сберегая армию, но оставляя на волю неприятеля склады в Калуге и правительство в Петербурге. А второй приказал отступать… на Рязань! Оголяя вроде бы те же операционные направления и готовясь, по логике, защищать калмыцкие степи!
Но затем Кутузов сделал знаменитый фланговый марш на Калужскую дорогу. Его армию ещё неделю искали под Рязанью, а он уже прикрыл склады и оружейные заводы на юге. А Петербург обезопасил угрозой вцепиться Наполеону в загривок, если тот обозначит своё движение в том направлении. И главное: русская армия нависла над единственной линией коммуникации французов по Смоленской дороге.
Кстати, о гениальных полководцах. Наполеон поначалу тоже не понял, зачем Кутузов пошёл на Рязань…
По сути, в Москве французы оказались в стратегическом окружении. Это ведь ложь, что Кутузов бездействовал. Да, костяк армии стоял на отдыхе в Тарутино и обрастал мясом после прежних потерь. Но от четверти до трети русских сил блокировали французов со всех направлений. И ежедневно производили нападения на противника. Это заблуждение – связывать эту работу с партизанской войной, как мы её знаем по опыту Второй мировой. Смысл слова «партизан» тогда – участник отдельной воинской партии, отдельного отряда. Но именно – воинского. Части армии, которой приказы отдавал её главнокомандующий. И пленных неприятелей отправляли в главную квартиру: как рапортовал Кутузов царю, «разъезды наши также приводят много пленных, так что вчерашний и сегодняшний день по 500″. Хорошенькое безделье – с такими-то результатами!
Собственно, война была выиграна именно там и тогда. Остальное – постепенное осознание Наполеоном факта, что он, по сути, сидит в котле, затем отступление его армии, переросшее в бегство, полное её уничтожение — было неизбежным и закономерным следствием этого стратегического окружения, блестяще организованного Кутузовым.
А теперь спросите сами себя: со страху ли задумываются и исполняются такие операции? И зачем выталкивать неприятеля боями, неся потери, когда достаточно параллельным преследованием подвесить над ним новую угрозу такого же окружения – и он побежит сам? «Как школьник от своего учителя», — по словам самого Кутузова.
Так кто же кого боялся?
А если вернуться к давешним боксёрам… Ведь Кутузов побил тогдашнего «чемпиона мира» не просто по очкам. Он разнёс его, разорвал – так, что тот в страхе бежал в раздевалку!
Не есть ли это свидетельство истинного величия победителя? 
 

Александр Цыганов

Комментарии закрыты.