Доходы членов Политбюро и нынешней власти: у кого больше

Это сегодня первые лица страны по закону обязаны публично отчитываться о своих доходах. А в СССР тайна сия велика была. Наш еженедельник первым сумел заглянуть в карманы высших руководителей.
Шёл 1989 год, переломный для страны. В этом году собрался Cъезд народных депутатов СССР, где блистали академик А. Сахаров, будущий первый мэр Санкт-Петербурга А. Собчак и другие «отцы российской демократии». Монолит советской системы стал покрываться первыми трещинками, а её верхи осознали, что общество ждёт реальных, а не декларативных перемен. Например, обещали народу гласность? Так «отвечайте за базар» — будьте ближе к людям, честнее с ними! Народная газета «АиФ» тогда делала всё, чтобы высшая номенклатура, словно Гюльчатай из «Белого солнца пустыни», открыла людям своё личико.
Чем были богаты начальники
В 1989 году мы опубликовали серию интервью с первыми лицами государства — министром иностранных дел Эдуардом Шеварднадзе (№ 18), председателем Совмина Николаем Рыжковым (№ 33) и секретарём ЦК КПСС Егором Лигачёвым(№ 42), которого в то время считали вторым после генсека человеком в стране. «Я получаю 1200 рублей в месяц», — сообщил нашему журналисту Наталье Желноровой руководитель МИДа, отвечая на вопрос о зарплате. «Не считаете ли вы необходимым отмену для руководителей предприятий и министров всех привилегий?» — спрашивали мы у советского премьер-министра. Рыжков возразил: мол, какие уж у них особые привилегии? Разве что зарплата побольше, чем у простых работяг: «Председатель комитета — 700 рублей, министр — 800 рублей. Правда, он имеет государственную дачу. Раньше были спецстоловые, теперь их нет… закрыты в прошлом году».
Раскрылся в интервью и всесильный Лигачёв, которого мы тоже не могли не спросить и о зарплате, и о даче: «Да, как у всех членов Политбюро, есть государственная дача. Личной дачи и личной машины у семьи нет. Зарплата, как и у других членов Политбюро, — 1200 рублей. Гонорары, которые получаю, отдаю в партийную кассу». В том же интервью едва ли не впервые прозвучало ещё непривычное для советского уха слово «коррупция»: «Подавляющее большинство (руководителей. — Ред.) работает не за зарплату, не за какие-то особые блага, а ради дела… Но среди руководящих кадров есть, к сожалению, те, кто допускает злоупотребления. Есть в этой среде и коррупция… Надо очистить общество и партию от таких людей…» Забавно сейчас читать про эти благие намерения, не правда ли? Вот уже 23 года очищаем общество от коррупции, а всё никак очистить не можем. Надо ли говорить, что эти публикации «АиФ», совершенно эксклюзивные, вызвали огромный резонанс, миллионы людей обсуждали невиданные суммы, которые кладут в карман главные шишки.
Доходы первых лиц — в булках и бутылках
Попробуем теперь с вами подсчитать, на сколько выросло благосостояние верхов за два с небольшим десятка лет. Итак, зарплата членов Полит­бюро в 1989 г. составляла 1200 руб. Теперь берём официальные сведения о доходах членов правительства и Администрации Президента РФ за 2011 г.: отсекаем тех, кто получал проценты с активов, нажитых за годы работы в бизнесе, от продажи имущества, округляем и получаем средний доход министра — 250 тыс. руб. в месяц, средний доход ключевых сотрудников Кремля — 350 тыс. руб. В итоге, сложив эти показатели, выводим среднюю зарплату высокопоставленного руководителя России — 300 тыс. руб. в месяц.
Теперь сравним зарплаты руководства с данными по средним зарплатам и пенсиям (см. таблицу доходов) и увидим, что член Политбюро ЦК КПСС зарабатывал как 5 рядовых советских граждан (разумеется, объёмы причитающихся им социальных благ и привилегий и в прошлом, и сейчас несоизмеримы, но это тема отдельной статьи) или как 13,5 пенсионеров. А в сегодняшней России условный «член Политбюро» сопоставим по доходам почти с 13 простыми тружениками или с 36 пенсионерами. То есть за два с небольшим десятилетия он стал зарабатывать в 2,7 раза больше.
Что можно было купить на зарплату члена Политбюро в ­1989-м (см. таблицу цен)? Варианты на выбор: 600 кг мяса, 3,5 тыс. буханок хлеба, 5,7 т картошки, почти 1,4 т сахара, 370 кг колбасы, 12 тыс. яиц. Можно было выпить 420 пятилитровых бочонков пива или 130 пол-литровых бутылок «водки и ликёро-водочных изделий». Зато в непродовольственном секторе ему было уже особо не разбежаться: месяц пришлось бы работать на дюжину югославских сапожек, или на 26 пылесосов, или на 3 холодильника. Цветной телевизор член Политбюро мог бы купить всего один, а вот на отечественную машину ему пришлось бы зарабатывать аж 7 месяцев!
Зато в 2011 г. ВИП-чиновник на получку мог приобрести (на выбор): 1,3 т мяса, свыше 6600 пшеничных булок (по 1 кг), 21 т картошки, почти 10 т сахара, 1,1 т колбасы, почти 73 тыс. яиц. В переводе на пиво — это 965 бочонков, на водку — 2340 бутылок. То есть в «водочном эквиваленте» нынешняя правящая элита зарабатывает почти в 17 с лишним раз больше, чем советская, а в «картофельном» — в 3,6 раза больше. Ещё заметнее разница при покупке товаров длительного пользования. В 2011 г. «небожитель» мог позволить себе почти 80 пылесосов, 68 пар сапог, 100 телевизоров, около 40 холодильников (при цене от 7 тыс. руб.). А при желании на неё с ходу можно было купить новенький автомобиль «Лада», да ещё остались бы деньги на бензин! Расскажи об этом в пере­строечные годы нашим вождям — точно бы не поверили…
Герои публикаций — о своих откровениях
Много лет спустя мы спросили Егора Лигачёва, ставшего к тому времени скромным пенсионером: сложно ли тогда ему было пойти на откровенность? Ведь доходы лидеров СССР считались большой тайной. «Нет, стесняться мне было нечего, — сказал Егор Кузьмич. — Когда я был первым секретарём Томского обкома партии, получал 500 рублей. А завкафедрой в институте — 450 рублей, мой знакомый академик Месяц — около 900. Маршалы в те годы получали больше членов Политбюро. Наконец, можно ли сравнивать тогдашние доходы и привилегии с тем, что имеют нынешние олигархи и чиновники?»
«В Советском Союзе разница в доходах наиболее и наименее обеспеченных составляла 4,5 раза, — подтверждает и бывший премьер, а ныне член Совета Федерации Николай Рыжков. — Нас тащила вниз Средняя Азия — детей там всегда было много, а ведь доходы считались на душу населения. И всё равно меньше, чем в СССР, этот показатель был только в Швеции — 3,5 раза, в этом смысле швед­ский социализм был покруче нашего… Были, конечно, в СССР люди, имевшие огромные по тогдашним меркам доходы. Те же «цеховики». Но они же на людях ходили в рваных штанах! Как миллионер Корейко у Ильфа и Петрова. А чтоб выставлять богатства напоказ — такого не было».

Комментарии закрыты.