За что бьют врачей скорой помощи на Камчатке

Корреспондент «АиФ-Камчатка» отдежурил на станции скорой помощи.
«Тринадцатая бригада, тринадцатая, на вызов!», «Четырнадцатая, поторопитесь!» — селектор на петропавловских станциях скорой помощи не смолкает даже ночью. Ребёнок наглотался таблеток, драка у ночного клуба, ДТП, женщина сломала ногу…
— За рабочие сутки каждая бригада, как правило, выезжает более чем на десять вызовов. И всё бы ничего, но немалая их часть — ложные, — говорят медики. — Одним лень дойти до аптеки, чтобы купить таблетки от головной боли, другим нужно бесплатное такси, третьи не пошли к доктору на приём, потому что на улице скользко. А ещё некоторые пациенты в общении с врачами позволяют себе тыкать, материться и даже распускать руки…
Условия своего труда камчатские медики считают суровыми, а свою профессию — незащищённой. Так ли это — корреспондент «АиФ-Камчатка» решил проверить лично.
Вежливость — редкость
…Поработать с бригадой скорой помощи мне хотелось давно, однако администрация, в отличие от рядовых работников скорой, присутствие журналиста на станции почему-то не одобряет. Поэтому начальство пришлось обойти стороной — меня облачили в профессиональную амуницию и представили… студенткой медицинского колледжа.
Дежурство началось в 19.00. Задачу передо мной поставили несложную — заполнять талоны, при необходимости — помогать. Уже через минуту после моего появления на станции — вызов. Помощи просит девушка — у неё началось носовое кровотечение.
По дороге убеждаюсь, что наш водитель — настоящий ас: едет быстро, ловко маневрирует. Однако на соседнюю, по сути, улицу добираемся лишь через минут 20. Всё дело в заваленной снегом межкварталке: не везде расчищены подъезды к домам, дорога узкая, в одну колею. Да и карету скорой пропускает не каждый автомобилист.
Помощь пациентке оказали быстро — ей измерили давление, дали таблетку и пару рекомендаций.
— Спасибо! Мне даже неудобно, что я вас вызвала, — благодарит девушка. — Очень испугалась, так как было много крови. Я не могла её остановить…
— С такими пациентами работать приятно, — уже в машине рассказывают сотрудники скорой. — Приехали, оказали помощь, получили благодарность. Если бы все наши больные были такими, мы бы, наверное, не жаловались… Но бывает и иначе. Например, приезжаем как-то на вызов к простуженному ребёнку, его мама окинула нас презрительным взглядом и говорит: «Я вас в этой срани (имелась в виду спецодежда медиков. — Авт.) в дом не пущу. Осматривайте в коридоре…»
…После первого вызова — затишье. Знакомлюсь со своими «коллегами». Выясняется, что неполные бригады на скорой — норма. Вместо положенных трёх человек — доктора, фельдшера и санитара — к пациентам приезжают в лучшем случае двое. Работать некому.
На первой подстанции, например, что в районе Госпиталя, 60 тысяч пациентов обслуживают всего три бригады. Кардиологии и реанимации там нет. Часто на сложные вызовы едут фельдшеры — доктора не успевают разрываться между больными. Нередко девушки, работающие без санитаров, тащат до машины пациентов на себе…
— Все — с больными спинами, у всех хондроз, по нескольку грыж, — говорит одна из фельдшеров. — Приезжаем мы, например, на вызов к дедуле. А он большой, тяжёлый — под 90 кг, и его нужно госпитализировать. «Тащите! — говорят нам родственники. — Это же ваша работа». Родня не всегда бросается на помощь. Вот и тащим вдвоём с водителем. Доктора в бригаде нет, санитара тоже. Но наше начальство это не особо волнует, как не волнует, видимо, и закон — женщина на рабочем месте не должна поднимать больше пяти килограммов…
Начальством недовольны многие медики скорой.
— Администрация никогда не встанет на сторону рядового работника. На доктора полезли с кулаками, на фельдшера чуть не спустили бойцовскую собаку, в бригаду стреляли из ружья — «верхам» до этого дела нет. «Идите к участковым в свой выходной день» — вот и весь ответ. Щедры начальники только на выговоры. Раньше такого не было. Сейчас мы, как крепостные: бесправны и всегда виновны.
…С января этого года докторам урезали заработную плату на 10 тысяч. Спустя четыре месяца ситуация к лучшему не изменилась. Зато бригадам прибавили… штрафов. В конце марта врачи скорой, не выдержав, провели собрание, на котором высказали все свои претензии специалистам из краевого минздрава и главе Петропавловка. Чиновники пообещали разобраться…
По жизни с улыбкой
При всей напряжённости труда медики не теряют оптимизма — периодически вспоминают хохмы из своей практики и травят анекдоты:
— В мире выросло недовольство медиками… Заметил это Господь. Спускается он на землю в обличье участкового педиатра и садится в кабинет принимать больных. Подъезжает к нему пенсионер в инвалидной коляске. Бог посмотрел на него, жаль ему стало дедушку, он и говорит: «Встань и иди!» Инвалид встал с кресла и пошёл. Выходит в коридор, а там очередь галдит: «Как новый доктор-то?!» — «А-а-а-а… Такой же неуч, как и все предыдущие. Даже давление не померил…».
— А какой самый курьезный вызов был в реальной практике? — интересуюсь я.
— Как-то в три ночи в диспетчерской раздался звонок. Звонил мужчина: «Я проснулся и решил сходить в туалет. Начал делать свои дела и испугался: струя течёт криво…». Ну мы, конечно приехали, дали ему таблеток… Есть у нас и так называемые злостные больные. Так, одна бабуля как-то умудрилась вызвать бригаду 78 раз за сутки…
…Отказаться медики от вызова не могут, даже от самого пустякового — приказ главного врача. Доходит до того, что пациент звонит на станцию просто за консультацией, а диспетчеры ему: «Нет, сейчас доктор к вам приедет».
Спокойствие — роскошь
Наша непринуждённая беседа сменяется несколькими вызовами подряд — давление у старушки, температура у молодого человека, кашель у ребёнка…
— Ничего серьёзного, — комментируют медики. — У бабушки закончились таблетки, парень не дошёл до больницы, родители запустили болезнь у малыша… Дело в том, что к вечеру и ночью человеческие ощущения усиливаются. И то, что не пугало людей днём, в тёмное время суток уже кажется страшным.
Выпали на нашу смену и вызовы посерьёзнее. «Трёхлетняя малышка съела пару взрослых таблеток», — передаёт по рации диспетчер. Мчимся в пригород. В квартире — перепуганные родители, бледный ребёнок. Доктор промывает девочке желудок — процедура не из приятных. А я отворачиваюсь и заполняю талон. От госпитализации ребёнка родители отказываются.
— Вы счастливая, — улыбаются по дороге на станцию мои «коллеги». — Сегодня ни ножевых ранений, ни инсультов с инфарктами. Такие спокойные смены для нас — роскошь.
…Спокойная смена, однако, заканчивается неспокойно. Ближе к утру на боли в спине жалуется мужчина. Выезжаем. Нетрезвый пациент открывает дверь своим спасителям в одних трусах. Я в замешательстве, но медики моё смущение не разделяют — привыкли. Проходим в квартиру.
— Давно спина болит? — интересуется доктор.
— Четыре месяца, — отвечает больной.
На справедливое замечание врача о том, что так запускать своё здоровье нельзя, следует неадекватная реакция. Между пациентом и доктором завязывается перепалка, готовая вот-вот вылиться в драку. Жутковато. Помощь пациенту уже не требуется. Спешим покинуть квартиру.
— Ты не врач! — орёт мужчина. — Нет у нас сейчас врачей! Вали отсюда!
Напоследок на старшего в бригаде летит плевок…
— А штрафы за ложные и буйные вызовы у вас разве не предусмотрены? — придя в себя, спрашиваю у доктора.
— Что вы?! — смеются медики. — Об этом мы можем только мечтать. Если доктор даже погибнет на дежурстве, его семья получит 50 тысяч компенсации и точка. А вы об оплате ложных вызовов говорите… Через два года на наших станциях совсем не останется докторов — молодых нет, старые уйдут на пенсию. Тяжелобольным, которым потребуется неотложная помощь, придётся тогда не сладко…КСТАТИ
На «моей» смене одна из бригад скорой попала в ДТП. Лихач зацепил машину медиков и с места происшествия скрылся. По правилам водитель должен зафиксировать повреждения в ГИБДД, чтобы не выплачивать ущерб из своего кармана. Инспекторов медики ждали около часа. Их работу в это время выполняли коллеги…

Наталья Панина

Комментарии закрыты.