В Казахстане государственный язык – мертвый язык

De mortuis aut bene, aut nihil – о мертвых говорят хорошее или ничего.
У нас нарушается божественное право казахов на возможность и необходимость жить в стихии родного языка. Сверхчеловеку и кучке казахской власти, самим казахам неведомо интересы и величие родного языка. Без полноценного функционирования родного языка казахи чужие на собственной земле, зомбированы, живут в виртуальном мире, в условиях языкового невежества. Нашей русскоязычной власти чужды интересы казахской нации, ее величие и цивилизованность. Отчужденность казахов от языка, от собственной судьбы делает их безучастными созерцателями всего чужого.Язык – важнейший и непременный атрибут, отличительный знак, совокупность культурно-исторического опыта конкретной нации, сложный идентификационный символ и источник ее цивилизационного самоопределения. Язык – это не только и не просто основное орудие коммуникации, но и мощнейшее орудие политического, экономического, социального принуждения и подчинения. Исходя из этой непреложной истины, каждая нация, решившая стать вершительницей своей собственной судьбы, дело защиты и укрепления своей независимости начинает именно с возвышения статуса, престижа и функциональных возможностей родного языка. Леви-Стросс полагал, что культура устроена точно так же, как язык, что существуют универсальные структуры мышления, неизменные на вечные времена, что история реализуется мифическими структурами, образующими общественное бессознательное, общественное бытие. Великий казахский язык – прямой наследник и законный преемник языков, некогда правивших половиной мира гуннов, тюрков, булгаров, огузов, хазар и кыпшаков. Стало быть, история казахского языка намного древнее иных находящихся ныне в фаворе романских и германских языков. Когда английский, французский, немецкий, испанский языки еще только формировались, вышлифовывались из варварских диалектов, предки казахов уже имели высокоразвитую письменность, запечатлевшуюся в исполненных на древнетюркском языке. Язык древнего казаха, язык народа, душа казаха древности и нынешнего казаха – одна и та же национальная душа, хотя в истории изменилось все до неузнаваемости. Язык – дар человечеству, и родной язык – дар людей, вольная и ответная жертва. Единственная национальная идея для казахов – это язык, язык и еще раз язык. Национальная идея – рациональная конструкция, которая основывается на здравом смысле, и реализуется она часто иррациональными и отважными людьми. Казахи еще в полном смысле этого слова не жили в стихии родного языка. Если казахи как цивилизованная нация обладали бы своим родным языком, многие нынешние проблемы не имели бы места. Русское делопроизводство является тормозом социальной мобильности казахскоязычных, до тех пор, пока будет сохраняться ориентация на русский язык, наука, политика, экономика и технология не будут развиваться на казахском языке, Казахстан будет и является интеллектуально-художественной провинцией, рынком сбыта морально устаревших некачественных российских товаров. Ницше писал, что изучение многих языков расшатывает более тонкое лингвистическое чутье в отношении родного языка; благодаря этому последнее безвозвратно портится и разрушается. Два народа, которые создали величайших стилистов, греки и французы – не изучали чужих языков. Изучение многих языков есть необходимое зло; но это зло, дойдя до крайних пределов, принудит людей найти какое-либо средство против себя; и в некоем отдаленном будущем будет существовать новый язык, сперва как торговый, а затем как язык духовного общения для всех. (Ницше. Соч. Т.1. 383 с.)
Язык есть геном, код нации, язык – власть, государственная безопасность, большая политика. На каком языке говоришь, на этом языке господствует дух, сила того народа. Разобщенность, амбициозность, пугливость, трусость, продажность так называемой казахстанской интеллигенции не дают ей объединиться в реальную силу в борьбе за торжество государственного языка в государстве. Бас басына би болған өңшей қиқымбыз. За язык надо бороться. Языковой нигилизм, манкуртизм казахской власти и самих казахов – позорное явление, род нравственного отступничества и духовного пораженства, характеризующего не столько общество, где оно имеет место быть, сколько конкретных людей, поддавшихся этому соблазну, по сути эгоистическому и потребительскому, их низменные и недалекие попытки оправдать свою собственную узколобость и невежественное малодушие. Жан Лакан писал, психология нации, психоанализ является смысловым прояснением всей истории субъекта, а исходное звено психоанализа – язык. Это значит, что человек конституируется в знаковой символической структуре, т.е. в языке. Не только сознательное, но и бессознательное повторяет структуру языка. В Казахстане до сих пор у казахов имеются рецидивы языкового нигилизма или, точнее, этноязыкового ренегатства, когда тот или иной казах сознательно отказывается от родного языка, разрешая свой выбор в пользу другого, на его субъективный взгляд, «более престижного и перспективного». Нередко при этом страдает подрастающее поколение, которым их «продвинутые» родители – казахи отказывают в праве самостоятельного выбора языка воспитания, обучения и личностного развития и таким образом отлучают от языка своего народа. Многие «продвинутые» казахи оторваны от духа народа. Нет языка – нет народа. Когда у народа нет родного языка, он беспомощен, бессилен, держится на помочах. Когда язык не функционирует, перестает развиваться – он умирает. Это многократно проверено историей. Родной язык – это такой же дар Аллаха, как душа, сознание, дух, разум, рассудок, воздух, жизнь. Незнание родного языка ослабляет умственную деятельность, креативность народа. Ницше указывал, что кто плохо говорит на чужом себе языке, получает от этого больше радости, чем тот, кто говорит хорошо. Удовольствие принадлежит полузнающим. Пастуху нужен всегда баран-переводчик, чтобы самому при случае не становиться бараном. (Ницше. Соч. Т.2. 303 с.) Со своей страусиной политикой, пряча голову в песок, казахстанская власть как будто нерешенные проблемы в области языковой политики представляет как угрозу общественно-политической стабильности страны. Если государственная власть иррациональна, живет кривой повесткой дня, она обрастает целой кучей фобий и страхов. А лучший способ зарабатывать политические очки при такой власти – это эксплуатация страхов. Государственная власть, не признающая международный стандарт функционирования государственного языка – незаконна, вне закона. Кто не понимает и не хочет понимать, объясняю на пальцах: во всем мире государственный язык – язык насилия, язык принуждения. Только в Казахстане беспечная, трусливая власть боится собственного же родного языка!
Власть в Казахстане не понимает историческое смысломесто казахского этноса, его уровень этнокультурного развития в современном мире. Казахская власть сама сознательно тормозит функционирование казахского языка как государственного, она стонет, остерегаясь люстрации как радикального решения. Сверхчеловек, казахская власть и сами казахи в стране в языковым вопросе создают «комплекс вины», «комплекс неполноценности» (по Фрейду) всем казахам мира. Мы не понимаем и не хотим понимать такие важные функции государственного языка, как: онтологическая, гносеологическая, мировоззренческая, психологическая, аксиологическая, эвристическая, защитная и 17 миллионов функции языка. Мудрый Сократ изрек: «Каковы у человека склонности духа, таков и сам человек; каков человек, такова его речь; какова речь, таковы дела; каковы дела, такова жизнь». Шесть лет тому назад А. Тойганбаев напоминал: «Казахам необходима казахская культура XXI века. Она креативна только на родном языке. Казахи станут своими на собственной земле, только доказав свою способность интегрировать все народы вокруг оси казахской государственности. Национальное обособление идет по всему миру. Строительство национальных платформ – своего рода историческая неизбежность. Если для государства не очевиден приоритет поддержки национального языка и национальной культуры, такое государство неполноценно» (4.05.2007). Несомненно, сам Сверхчеловек, власть, т.е. администрация президента, парламент и правительство, министерства, ведомства и местные исполнительные и представительные органы неукоснительно должны подчиняться провозглашенному в Конституции и прописанному в законах и правовых актах делу активного внедрения, использования и развития государственного языка в работе органов государственного управления!
Недавно Бахтияр Албани писал: «Даже наши законы сочиняются на русском и только потом их коряво переводят с русского на казахский язык. Это абсурд. В независимой стране законы должны писаться на родном языке. На земном шаре есть всего три парламента, которые говорят по-русски: российский, белорусский и казахский. И это уже ни в какие ворота не лезет! Считаю, что каждый кандидат в депутаты должен сдавать экзамен на знание казахского языка» (7.03.2013). У казахов, не владеющих собственным, государственным языком, нет не только мозгов, но и совести, чести, они не понимают, что предают интересы собственной нации, своего государства, т.к., не зная язык, они унижают самих себя. Умница Айдос Сарым пишет, что они сознательно и целенаправленно формируют и форматируют вполне конкретный информационно-политический дискурс, выступают против казахских патриотов, экспертов, в целом занимаются опрощением и упрощением «казахского дискурса». Особенно смешно, что эти люди попросту не знают казахов, не имеют понятия о глубинном казахском контексте. Не будучи погруженными в этот контекст, элементарно не читая казахскую прессу и интернет, они имеют наглость и ампломб выставлять себя в качестве едва ли не ведущих экспертов по «казахскому вопросу» (07.03.2013). Будь ты хоть семи пядей во лбу, расшибись ты в лепешку, если ты на родном языке не читал Абая, Ауэзова и Назарбаева, если ты не живешь языком, жизнью собственного народа, как ты можешь называться казахом? Но быть хладнокровным, когда некие нелепые персонажи занимаются антигосударственными, антинаучными изысками, которые подрывают устои казахского социума, нации-государства, крайне трудно. Как минимум, они заслуживают общественного презрения и бойкота. Как говорит Айдос, это «клиника, неабортабельный случай». На двадцать втором году независимости до сих пор во власти сидят не владеющие, «заикающие» на государстенном языке К. Масимов, М. Тажин, Т. Кулибаев, Е. Идрисов, А. Жаксыбеков, Е. Ертысбаев, Г. Касымов и многие казахи. Как можно допускать во власть, в политику людей, не мыслящих на государственном языке? Ленин ввел понятие «политическая проституция». Какие они государственники, каково наше демократическое общество? На их место можно найти тысячи грамотных, владеющих государственным языком претендентов. Это нонсенс. Казус казах. Карикатура на казахов. Святотатство. Такое возможно только в Казахстане. Это уровень и эрудиция, характеристика Сверхчеловека и всех казахов. Сверхчеловек сделал великий шаг. Многострадальный казахский язык давно ждал реформы. Хотя язык делают лингвисты, а не политики или общественные деятели, если Сверхчеловек переход на латиницу доведет до логического завершения, то кто бы ни предложил конечный вариант графики, это языковая реформа будет называться назарбаевской.
Сейчас многие говорят и пишут об общетюркской графике (34 букв), что тюркские народы без проблем понимали друг друга. Но узбеки и турки всегда будут вести свою твердую политику в языковой сфере. Казахия – это не Узбекистан, не Азербайджан и не Турция, у нас вечная соседка, великая Россия, и русский язык перманентно будет присутствовать в стране. Вообще надо исходить из внутренних потребностей, закономерностей родного языка. В нашем случае единственный оселок для языка – латино-английская графика (26 букв и 9 аллофонов). Об этом прекрасно сказано Сейіт-Қасымом Байбековым в «Жас Алаше», № 21, 19.03.2013. Казахский язык будет и является языком великой литературы, компьютера, науки и новейшей техники. Все казахстанцы будут приобщены напрямую к мировой культуре. Возможно, придет время, когда все тюркские народы будут следовать нашему примеру. В правительстве и парламенте, в бизнесе, вообще во власти многие плохо владеют казахским языком и при переходе на латиницу будут тормозить этот процесс. Пока мы на кириллице, необходимо срочно принять закон о государственном языке для казахов, заставляющих в первую очередь самих казахов знать родной язык, внедрить языковую полицию. Одна нация – один язык, это признак цивилизованности и величия народа. Пока казахи не сделают свой родной, государственный язык базовым, операционным, мы не станем по-настоящему независимыми и свободными, цивилизованными и великими. Уровень самосознания казахов тождественен уровню Сверхчеловека. Сами казахи, т.н. казахстанская интеллигенция, патриоты, оппозиция и все, кто во власти, ответственны, причастны в своей пассивности, в низком уровне самосознания, в немощности отстоять свой родной язык. Мы казахи заслуживаем то, что имеем, оглядываемся в сторону Сверхчеловека и власти, у нас нет достоинства, величия и чести. Это глас вопиющего в пустыне. Дух народа не мертв, он в страхе, он спит. Да здравствует Сверхчеловек, воля к власти! Nietzsche: «Берегись, господин философ, говорить правду. Никто теперь не умирает от смертельных истин: существует слишком много противоядий». Так говорил Zarathustra.

Нуртас Иманкул

Комментарии закрыты.