Бедность как приговор

Россия с горем пополам, но все-таки преодолела последствия и распада СССР, и кризиса 1998 года.
Реформы экономического уклада не прошли безболезненно, а некоторые и вовсе провалились. Переход на рыночные рельсы дал преимущества избранным отраслям и почти похоронил остальные, обеспечил процветание одних категорий граждан и обрек на бедность другие. И чем дальше, тем сильнее ощущение, что расслоение продолжится.
В конце марта президент РФ Владимир Путин объявил, что сейчас за чертой бедности живут 11,2% россиян — при том, что в 2000-м таковых было до 30%. «Это существенный прогресс, но это тоже очень много», — признал глава государства. Вообще, наши власти много чего любят констатировать. Но знание проблемы не освобождает от обязанности ее устранять. И, несмотря на бравурную динамику, один бедняк на 10 граждан — это очень много.
Впрочем, бедность — понятие весьма относительное. Например, среднедушевые доходы россиян за февраль 2013 года составили 22,7 тыс. рублей. Как в современной России жить на такие средства?
На сносное питание вполне хватит, наскребется на коммунальные платежи (хотя тарифы скачут издевательски регулярно) и на транспорт. С расходами на одежду и обувь тоже как-нибудь управимся. Незапланированные траты (вроде замены вдруг поломавшейся бытовой техники или косметического ремонта затопленной соседями ванной) оставят серьезную брешь в бюджете. А ведь хочется еще иногда посещать театры, кино, общаться с родственниками и друзьями, да и путешествовать (хотя бы раз в год во время отпуска) — не во сне, а наяву… Не правда ли, господа чиновники, нехилый получается списочек!
Дальше — хуже. Если возникнет необходимость поправить здоровье — аскорбинкой явно не отделаешься, а стоимость некоторых медпрепаратов зашкаливает так, что «мама, не горюй!». Кроме того, кому-то приходится расплачиваться по кредитам и социальным обязательствам, кому-то — арендовать жилье, и тогда становится совсем туго.
Десяткам миллионов россиян не всегда удается ежемесячно покрывать даже жизненно важные потребности. Что это, если не бедность?
Между тем, если верить Росстату, то в стране насчитывается «всего лишь» 16 млн малоимущих. А как же пенсионеры, спросите вы? Их же 40 млн человек (не считая военных), а средняя трудовая пенсия по старости чуть превышает жалкие 10 тысяч руб. Все просто: этих людей к бедным не приписывают, поскольку правительство в лице Росстата взяло на вооружение такой индикатор, как прожиточный минимум, который сейчас составляет чуть более 6700 рублей в месяц на человека.
Если бы сами министры попробовали просуществовать на такие деньги, хотя бы ради прикола, то эксперимент с треском провалился бы. На 6700 можно «жить, чтобы есть», а все остальное — непозволительная роскошь. И за жилье в рамках прожиточного минимума, скорее всего, сам Росстат должен платить, раз он такие границы маразма очерчивает.
В общем, официальные цифры в рапортах о бедности выглядят красиво, но не правдоподобно. Эдакая статистика с поправкой на лукавство. К тому же более 40% жителей России сами себя причисляют к малоимущим. Если, господа чиновники, вы не согласны — бросьте камень в Марка Твена. А лучше всего — исправляйте ситуацию, пока не стало слишком поздно.
Власти могут парировать: мол, запускаем масштабные проекты, создаем рабочие места, на очереди (в какой-то там перспективе) — модернизация-диверсификация и развитие реального сектора экономики, но и вы сами, граждане, подсуетиться должны.
Действительно, не стоит лишний раз нервировать государство — у него хватает забот и без нас, «мелочных и капризных». Чуть больше 20 лет власть сбросила нас с государственной шеи, избавляя от дурной привычки сидеть на иждивении. Требовали рыночную экономику — получите! Дальше пробивайтесь по жизни самостоятельно. И мы рванули. Некоторые, особенно ушлые, даже достигли определенных высот (какой ценой — отдельный вопрос).
Но как быть, если не подфартило с работой? «А зачем вы такую профессию выбрали?» — примерно такого обескураживающего ответа удостоился однажды молодой преподаватель вуза в ходе ток-шоу на центральном канале.
Увы — не может вся страна работать топ-менеджерами в крупных фирмах, получая по 300-500 тысяч в месяц и потом перелетая из компании в компанию на «золотых парашютах». Газпромовские кабинеты тоже кому-то надо мыть, да и такая работа не всем светит: десятки тысяч людей по всей стране — учителя, медсестры, воспитатели в детсадах, соцработники, продавцы, рабочие на предприятиях, научные сотрудники — получают гораздо меньше. Их вклад в развитие страны оценивается несправедливо, но они вынуждены вкалывать, смирившись с неизбежным или все еще надеясь найти что-то более высокооплачиваемое.
Некоторые пытаются в бизнес податься, отваживаясь организовать «свое дело». Многие рискуют и потом сильно жалеют, ибо вместо того, чтобы защищать и поощрять, государство окружает частных предпринимателей такими налогами и соцвзносами, что легче «соскочить». Тем временем растут зарплаты чиновников и депутатов высших эшелонов власти, а доходы руководителей госкорпораций сейчас уже такие, что даже у президента вызывают гневное недоумение.
Если ситуация будет усугубляться, впору вспоминать дилемму из анекдота: большевики не хотели, чтобы в стране были богатые, тогда как декабристы хотели, чтобы не было бедных. Власти наконец-то должны осознать, что чем сильнее социальное расслоение, тем активнее социальное брожение. И градус напряжения в обществе повышается порой резко и неожиданно. Вам это надо, господа? И нам тоже ни к чему.
Корзина жизненных потребностей, разумеется, у всех разная. Но это все-таки не тот минимум, который нам предлагает Росстат. Если бы в наши дни Остап Бендер поинтересовался у Балаганова, сколько ему для полного счастья надо, Шура явно не спешил бы с ответом. Кстати, та сумма — 6400 рублей по роману Ильфа и Петрова — подозрительно совпадает с нынешним прожиточным минимумом в России. Но воздержимся от намеков.
А вот если бы современный Балаганов поскромничал, то только на руку властям. Ибо складывается впечатление, что им архиважно наличие класса малоимущих и остро нуждающихся. Ведь если останутся только богатые, кого же тогда держать в узде, и где взять послушный электорат? Нет, система не может быть идеальной. К тому же на фоне бедноты капиталы богачей выглядят солиднее. А если вдруг совесть замучает, так с барского плеча можно и подкинуть. Ведь как любит повторять мой одесский дядюшка: «Ой, я вас умоляю, если бы я каждый год отдыхал на Канарах, я бы тоже отказался от черной икры». Так что анализируйте, господа!

Андрей Сивриди

Комментарии закрыты.