Бывший вице-губернатор Петербурга делит наследство Амелина

Бывший вице-губернатор Петербурга вступила в спор за наследство Амелина.
Группу компаний «Стройимпульс», которая после неожиданной смерти Сергея Амелина лишилась своего хозяина, раздирают конфликты. Противостояние между матерью покойного бизнесмена Еленой Амелиной и доверительным управляющим, экс вице-губернатором и кандидатом в губернаторы Петербурга Анной Марковой принимает уже неприличные формы. Противники запрещают друг другу вход на предприятие, обвиняя друг-друга в выводе активов. Тем не менее, десятки объектов Минобороны все же строятся в условиях корпоративной войны.
После неожиданной смерти Сергея Амелина в январе 2013 года встал вопрос о судьбе его многочисленных активов. Речь идет не только о недвижимости и банковских вкладах, но и о крупнейшем производственном комплексе — группе компаний «Стройимпульс». Бизнесмен контролировал фирму единолично, занимаясь строительством по всей России, в основном по государственным контрактам с федеральными силовыми ведомствами.
Конфликт возник даже не между наследниками, как можно было бы предположить, а между матерью покойного коммерсанта Еленой Амелиной и доверительным управляющим имуществом покойного, которым была назначена адвокат Анна Маркова, бывший член правительства Петербурга, и соперник Валентины Матвиенко в борьбе за кресло губернатора.
Неразбериху усиливает то, что инициатором заключения договора доверительного управления с Анной Марковой выступала сама Елена Амелина. Прошло немногим более двух месяцев с момента назначения Марковой (это произошло в конце января этого года) и отношения между двумя деловыми женщинами заметно изменились.
В выяснении отношений успели поучаствовать не только юристы, но и охранные предприятия.
Елена Сергеевна
Матери Сергея Амелина 76 лет, но она не производит впечатления пенсионера, отошедшего от дел. Разговор с корреспондентом «Фонтанки» состоялся в офисе её адвокатов, который сегодня больше напоминает штаб. Елена Сергеевна коротко обозначает проблему. Сегодня она не может зайти на территорию предприятия, которое в девяностые годы основала вместе со своим сыном.
«Анна Борисовна Маркова давно работала с Сергеем, — рассказывает Елена Амелина, — он ей доверял, говорил, если будет проблема — обращайся к Анне. Когда случилась трагедия, конечно, я так и сделала».
Анна Маркова сразу согласилась помочь, и уже через неделю после смерти Сергея Амелина женщины были у нотариуса, где было заявлено о принятии наследства Еленой Амелиной, а адвокатом Марковой был заключен договор доверительного управления имуществом покойного — строительными фирмами «Стройимпульс СМУ-1», «Теорема», «АС.КОМ-4», «Викториа». Как объяснили корреспонденту «Фонтанки», этими компаниями ведется масштабное строительство по заказам Минобороны в Анапе, Сочи, Ейске, Балтийске, Оренбурге, Тюмени, Петербурге. Речь идет о миллиардах рублей.
Начиналось все хорошо. Директором «СМУ-1» был назначен опытный менеджер Максим Бобров, наследница и доверительный управляющий делили один кабинет в помещении фирмы. Заметим, что Елена Амелина — не только наследник своего сына, но и единственный собственник компании «Стройимпульс СМУ-2», расположенной в том же здании и связанной многочисленными контрактами со «Стройимпульсом СМУ-1». Идиллия продолжалась недолго.
«Анна Борисовна не совсем правильно представляет себе роль доверительного управляющего, и значительно вышла за рамки своих полномочий, — уверена Елена Амелина, — не дело управляющего, который, фактически, представляет собственника, вмешиваться в оперативное управление фирмой, которое должен осуществлять генеральный директор. Анна Борисовна стала вызывать сотрудников, давать поручения, запрашивать отчеты. Так нельзя. Люди в компании привыкли к иерархии, к порядку. Генеральный директор едет в командировку в Москву, в Минобороны, потом Маркова сама туда хочет ехать, о чем-то разговаривать. Так дела не делаются».
Не совсем понятен Елене Амелиной и размер вознаграждения, причитающийся Анне Марковой в соответствии с заключенным с нотариусом договором доверительного управления. «Как я узнала из текста договора, который долго не могла получить, её ежемесячное вознаграждение за управление СМУ-1 составляет 1 миллион рублей. Эти деньги я выплачивала из собственных средств. Кроме того, Анне Борисовне полагается каждый месяц 500 тысяч рублей от «Теоремы» и по 200 тысяч от «АС.КОМ-4» и «Викториа», итого — 1 миллион 900 тысяч рублей ежемесячно. За 6 месяцев, которые должно продлиться доверительное управление — 11 миллионов 400 тысяч рублей. Кроме того, по окончании — 3 % от рыночной стоимости активов «СМУ-1». На вопрос о примерной стоимости активов предприятия Елена Амелина предпочла не отвечать, ограничившись замечанием, что сумма эта очень значительная.
По мнению Елены Амелиной, адвокат Маркова пыталась её ещё увеличить, проведя операцию слияния «СМУ-1» и «Теоремы» в одно юридическое лицо. Заметим, что именно ООО «Теорема» в настоящее время является собственником двух весьма и весьма дорогостоящих зданий в Москве — помещений «31 Государственного проектного института специального строительства» ( http://www.fontanka.ru/2013/03/28/032/ ). В случае слияния со СМУ-1 стоимость активов последнего должна была значительно повыситься, а значит, в денежном выражении заметно увеличилось бы 3-процентное вознаграждение доверительного управляющего.
Вывод Елена Амелина сделала решительный: «Ей нечего делать в офисе. Её право — получать информацию о деятельности общества, получать отчеты. Все это генеральный директор готов ей предоставить». 28 марта генеральный директор «СМУ-1» Максим Бобров издал приказ о запрещении допуска доверительного управляющего Анны Марковой на территорию предприятия.
Анна Борисовна
Адвокат Анна Маркова уверена в обратном — что это Елена Амелина злоупотребляет своими правами наследника. Пользуясь практически абсолютным (и заслуженным) авторитетом у сотрудников группы компаний, которую создал и которой долгие годы руководил её сын. «Чем характерно СМУ-1 — вся его деятельность связана с исполнением госконтрактов, источник всех денег — это госбюджет, в основном, Минобороны. Это огромное количество объектов по всей стране. Когда я пришла, на счетах в виде авансов было около 4 миллиардов рублей — только авансов. И я поняла, что если эти деньги будут неправильно расходоваться, отвечать буду я», — объясняет она.
Через некоторое время, по словам Анны Марковой, она стала замечать, что Елена Амелина начала начала активно вмешиваться в процесс управления. Особую обеспокоенность адвоката вызвало появление, как она говорит, неких людей, чья профессия — корпоративные споры. «Учитывая суммы, которые находятся на счетах, я была обеспокоена. Я написала нотариусу. Нотариус разъяснила Елене Сергеевне, что в результате подобных действий её могут признать недостойным наследником».
Так как генеральный директор Максим Бобров, по мнению Анны Марковой фактически исполнял указания не её, а Елены Амелиной, формально пока никакого права управлять «СМУ-1» не имеющей, возникла причина для серьезного разговора. Но Бобров, как говорит Анна Маркова, 28 марта сообщил ей о том, что будет общаться с ней исключительно через юриста, представляющего его интересы. В то же день Маркова передала в отдел кадров приказ о прекращении полномочий Боброва и возложении обязанностей гендиректора на себя. 29 марта саму Анну Маркову на проходной не пропустили по приказу Максима Боброва.
Елену Амелину пустили.
Смена караула
Власть поменялась через неделю, 5 апреля, когда к воротам «Стройимпульса» прибыли Анна Маркова вместе с нотариусом. Формальная цель — опись находящегося на территории личного имущества Сергея Амелина. Сотрудники охранного предприятия «ФАРН», ссылаясь на распоряжение гендиректора «СМУ-1» Боброва, никого не пропустили, несмотря на требование прибывшего на место руководителя отдела по лицензионно-разрешительной работе УМВД по Калининскому району. Помог наряд полиции, который отвез в территориальный отдел и охранника, и директора охранной фирмы, после чего Анна Маркова заняла руководящий кабинет. Заблокированные из-за отключения электропитания двери были выломаны, а на место «ФАРНА» встали приглашенные Марковой вооруженные охранники из «Алекса».
«Я такого ещё не видела. На предприятии, которое мы с сыном основали ещё в девяностые, которым он руководил и был полным хозяином, стоят лбы с автоматами и говорят мне «Кто ты такая?». Больно и обидно. Я называю это — захват. Так нельзя. Кроме того, что это страшно и непонятно для меня, это же влечет срыв серьезных контрактов, серьезных обязательств. Под угрозой строительство олимпийского объекта в Сочи, строительство кадетского корпуса по президентской программе в Тюмени… Успешная компания, которая строилась годы, давала заработок многим людям , может быть просто разрушена», — жалуется Елена Амелина.
Как утверждает Анна Маркова, распоряжения о запрете пропускать Елену Амелину на территорию «Стройимпульса» она не давала. «Елена Сергеевна может прийти. Но не имеет права вмешиваться в управление».
Анна Маркова уверена, что действует правильно. «Я, как доверительный управляющий, обязана действовать в интересах всех наследников. Сейчас, кроме Елены Сергеевны, известно ещё об одном наследнике — несовершеннолетнем ребенке Сергея Амелина. Завтра, может, узнаем ещё об одном. Я должна соблюдать интересы их всех, сохранить имущество до вступления в права наследства».
Договор
О своих дальнейших шагах в борьбе за компанию Елена Амелина и её адвокаты предпочли пока не говорить «из тактических соображений». Но свою позицию адвокат Евгений Богомолов обозначил достаточно четко: «Во-первых, как мы считаем, Анна Маркова не является доверительным управляющим, так как договор доверительного управления, подписанный Анной Марковой и нотариусом, с точки зрения закона является незаключённым, в нем отсутствуют обязательные существенные условия. Не указан срок действия договора и не указана сумма вознаграждения доверительного управляющего — пока не произведена оценка активов СМУ-1, невозможно понять, какую сумму в рублях составляют 3 %. Во-вторых, выгодоприобретателем по этому договру является Елена Амелина. В случае отказа выгодоприоборетателя от получения выгоды в соответствии с Гражданским кодексом договор доверительного управления прекращает свое действие. Елена Сергеевна такое заявление сделала. Так что по нашему мнению, полномочиями доверительного управляющего в отношении компаний, которые принадлежали покойному Сергею Амелину, адвокат Анна Маркова в настоящее время не обладает».
Уверяют в одном: «Мы действуем исключительно в рамках правового поля». Можно предположить, что действия развернутся в ближайшее время, так как, по мнению Елены Амелиной, каждый день управления компанией Анной Марковой приносит убытки и грозит срывом контрактов. Для предприятия, основным заказчиком которой является государство это может быть фатально.
Кроме того, определенные вопросы у юристов, представляющих интересы Елены Амелиной, вызывает возможность исполнения адвокатом обязанностей генерального директора юридического лица. Сама Анна Маркова никаких проблем в этом не видит: «Я отказалась от вознаграждения за исполнение обязанностей генерального директора, так что это не является оплачиваемой деятельностью».
У Евгения Богомолова мнение противоположное: «Как считаю я, если адвокат занимает какую-либо должность в коммерческом предприятии, то это является прямым нарушением закона об адвокатуре».
PS:
Анна Маркова с 1999 по 2002 — глава администрации Фрунзенского района Санкт-Петербурга, с марта 2002 по октябрь 2003 — вице-губернатор и член Правительства Санкт-Петербурга. В 2003 — кандидат в губернаторы Санкт-Петербурга. Проиграла Валентине Матвиенко. На выборах получила 24,2 % голосов, однако проиграла Валентине Матвиенко. Бизнесмен Сергей Амелин активно поддерживал ее в ходе этих выборов. С 1979 по 1999 служила в милиции. Сейчас — полковник в отставке.

Денис Коротков

Комментарии закрыты.