Не хотим жить «правильно»

Мы живем в стране извечных проблем, возведенных в квадрат крахом советской эпохи. Отношения между поколениями — не исключение. При этом в последнее время пропасть между отцами и детьми становится похожа на Марианскую впадину.
Что конкретно могло вызвать обострение поколенческого конфликта? Исходя из своих личных ощущений и общей логики очередного «переходного периода» российской государственности, я рискнул предположить, что в основе взаимонепонимания лежит «идеология». Дабы проверить эту гипотезу, был проведен небольшой «тестово-идеологический» опрос среди 42-х участников.
Первое, что сразу бросилось в глаза — представители современной молодежи не стремятся идентифицировать себя с такими идеологически заряженными понятиями, как «Родина» или «Отечество». 59,5% опрошенных просто «живут в России». Для 28,6% важнее родной город, а на Родину и в Отечество себя поместили лишь 9,5% и 2,4% соответственно.
И дело не только в чисто стилистических пристрастиях, но и в сути отношения к себе, своей стране и окружающему миру в целом.
При ответе на вопрос «Ради кого вы готовы пожертвовать своей жизнью?» никто не выбрал ни «народ», ни «страну», ни «главу государства». Более 83% заявили, что способны принести себя в жертву во имя близких людей. Лечь на алтарь Родины согласились лишь 2,4%. В общем, почти никто не выразил готовность ринуться в бой ради эфемерных конструктов.
Хотя стоит заметить, что почти 33% респондентов поддержали идею популяризации «советских эпосов», вроде историй о Стаханове или о трактористе, сгоревшем вместе с машиной в борьбе за урожай. Однако 42% считают эти пропагандистские истории неуместными, 5% про них вообще ничего не знают, а 17,5% активно отвергают как часть идеологической программы.
Судя по всему, прошлое вообще не сильно заботит нынешнюю молодежь. Например, почти 62% опрошенных хотят похоронить Ленина, 16,7% находят уместным оставить его мумию в мавзолее, а 20% в принципе не считают этот вопрос значимым.
Несмотря на некоторые разногласия в отношении реликтов советской эпохи, почти все опрошенные испытывают недоверие к государственной идеологии как таковой. На вопрос «Верите ли вы в политический проект «светлого будущего?» почти 83% ответили отрицательно.
Однако это не значит, что у молодежи нет идеологических предпочтений. Как оказалось (весьма неожиданно), 22% симпатизируют монархизму, 7% — либерализму, и 7,3% — социализму.
При этом на прямой вопрос, считают ли они себя подверженными влиянию идеологии, 68,3% опрошенных ответили отрицательно.
На мой взгляд, результаты опроса, с одной стороны, свидетельствуют об оторванности GPP от былых жестко идеологизированных установок. Но, с другой стороны, наше поколение невзначай «скучает» по эпохе, которую лично не застало. Мы выросли уже вне советской идеологии, и хотя частично поглотили ее плоды, существенного влияния на нас это не оказало.
«Новые» дети и их отцы родились не просто в разное время, но в разных временах, государствах — можно сказать, цивилизациях. Мы отличаемся от наших родителей не только этически, но и «эстетически». Мы понимаем вещи иначе, потому что вкусы «отцов» конструировались согласно генеральной линии министерства культуры и под чутким контролем пятого управления КГБ СССР, а наш эстетический выбор формировался под воздействием множества факторов. И это сделало нас более независимыми от государства и его установок. Безусловно, абсолютное обобщение здесь неуместно. В СССР были граждане, которые мыслили свободно и самостоятельно, а в наше время многие молодые люди предпочитают «летать в стае, закрыв глаза».
Выражаясь словами писателя Виктора Кротова, нам кажется, что многие из поколения выросших в СССР до сих пор живут с серийным идеологическим протезом в голове, который заменяет им мировоззрение. Верность «идеалам прошлого» упрощает жизнь — нет необходимости что-то переосмысливать. Это же является причиной неприятия новых технологий, которые делают социальную коммуникацию все сложнее и сложнее. Некоторые родители застревают в своем маленьком уютном прошлом, где они всегда во всем первые, колбаса самая ароматная, живут все «по-правильному» — и это сильно раздражает детей. 
Например, nastyagusewa в своем блоге воспроизводит стандартный набор родительских претензий:»Вот в наше время… я в твои годы столько всего достиг… А у тебя всё слишком просто…»И тут же с жаром возражает: «Это прекрасно. Нет слов. А ничего, что сейчас абсолютно другое время? Такой поток информации, который нашему глубокоуважаемому старшему поколению и не снился! И ритм жизни такой, от которого голова кругом пойдёт. Это не жалоба, это факт. Это такое время. Оно другое. Хуже, или лучше — не знаю. Но искать гадости и унижать, потому что ты не такой, какими были Они в твоём возрасте, мне кажется немного некорректным».
Судя по различным откликам представителей GPP, желание некоторых родителей воспитывать детей в приказном порядке, не разговаривая, вызывает единодушное неодобрение. Казарменный принцип иерархии нам непонятен. «Ты младше, подчиняйся!» — читаем мы мессидж от людей, которые недавно освоили функцию СМС в своих телефонах. Откуда берется такой подход к воспитанию? Из идеологических установок канувшего в Лету общества. Мы не знаем, какие отношения были в пионерских лагерях, кружках и прочих структурах, но ноги многих родительских стереотипов явно растут оттуда. С нами не хотят разговаривать, вникая в суть наших поступков, а мы не хотим принимать правила советского «домостроя».
А barnashovaelena пишет о том же, о чем, возможно, думали про себя и наши родители, когда были детьми: «…»Нужно держать в ежовых рукавицах» — почему-то так считают многие родители. Судят по себе, поэтому догадываются, чем могут заниматься их дети после школы. Но ирония в том, что, чем больше ограничивать детей, тем потом это выльется в большие проблемы (так как когда-нибудь ребенок выйдет из-под контроля)…»
Нынешние «отцы» выросли в жестких рамках, ограниченных идеологическими стенами, а «дети» – в безбрежном экзистенциальном океане. Конфликт поколений глубок, как никогда раньше. Но, как и всегда, в нем нет правых и виноватых.

Иван Грек, студент СПбГУ

Комментарии закрыты.