Пакистан: «цветная» революция или прелюдия ядерной войны

В середине января в Пакистане произошли события, оставшиеся без должной оценки в средствах массовой информации.
А различные выступления сепаратистов и теракты, уносящие более 50 жизней, как было 4-го марта в Карачи, становятся слишком обыденным явлением. Однако январские события имеют все признаки новой «цветной революции» и все необходимые предпосылки для превращения в новый локальный конфликт. И впервые – на территории ядерной державы. Напомним: по сообщениям информагентств «сотни тысяч человек вышли выразить протест правительству 15 января в центре Исламабада». Участники протеста во главе со своим лидером заняли центральную часть столицы Пакистана, объявив начало демократической революции. Лидер марша потребовал отставки высшего руководства страны, роспуска парламента и проведения радикальной политической реформы. Ключевая идея организаторов – «проведение в стране радикальной политической реформы с целью искоренения тотальной коррупции в высших эшелонах власти, позволяющей 70% депутатов не платить налоги, и возвращение плодов демократии 99% граждан страны». То ли по привычке, то ли по единой инструкции это выступление назвали «маршем миллионов». Впрочем, как всегда, «миллионы» были преувеличены – в данном случае примерно в двадцать раз. Недо-революция пока что не привела к смещению законных властей. Но происходящее вполне можно назвать «генеральной репетицией» чего-то большего. Практически все страны, по которым прошелся каток «арабской весны», также как и Пакистан, начинали с благородной идеи – борьбы с коррупцией и требования реформ. В Пакистане требуют реформ в избирательной системе страны. В качестве местной специфики добавлена борьба с экстремизмом. Не менее благородная идея, которую также как и борьбу с коррупцией, охотно поддержит «мировое сообщество». В Пакистане действительно существует религиозная нетерпимость по отношению к религиозным меньшинствам – индусам, христианам, мусульманам-шиитам, сектантам-ахмадитам. В данном случае – борьба с экстремизмом – отличная идея для привлечения на сторону «борющихся» представителей религиозных меньшинств. Существенное отличие возможного пакистанского сценария от переворотов в Тунисе, Ливии, Египте, нынешней войны против Сирии – в наличии лидера с самого начала протестов. Им стал (был назначен?) доктор Тахир-уль-Кадри. В остальных странах «лидер оппозиции» – персона, с которой можно было бы вести переговоры, или которую на Западе могли бы назвать представителем «народной власти», обычно появлялась на более поздней стадии – массовых волнений и стычек с армией и полицией. Шейх-уль-ислам профессор д-р Мухаммад Тахир-уль-Кадри – основатель и лидер «Техрик-е-Минхадж уль-Коран» («Движение паломников в защиту Корана» – Minhaj-ul-Qur’an International), организации с филиалами в более чем 90 странах мира, в том числе в США и Европе. Многие годы он проживал в Канаде и Великобритании, недавно (23 декабря 2012 года) вернулся в Пакистан. И хоть революция пока не произошла, ее лидером – доктором Тахир-уль-Кадри уже предложена ее персональная «цветная» кодировка – «Зеленая, народная, мирная революция». В отличие от большинства переворотов «арабской весны», организаторы пакистанских событий даже не пытаются представить их спонтанными народными возмущениями. Шествие началось 13 января в городе Лахор – столице провинции Пенджаб. Началось с молитвы, после которой первые участники в количестве 6-7 тысяч человек расселись в заранее приготовленные две сотни автобусов (!) и полторы сотни (!) легковых автомобилей и преодолели около 300 км. В колонне также следовали три цистерны с топливом (2 с бензином и 1 с дизельным топливом), спецтранспорт для устранения возможных препятствий на дороге, автомобили с пищей для участников и газовым оборудованием для ее приготовления, туалетами, постельными принадлежностями и пр. Колонну организованно-радостно встречали подготовленные местные жители, посыпавшие дорогу лепестками роз, и примкнувшие к ним зеваки. Парадоксальным образом, движение доктора Тахир-уль-Кадри за несколько недель обрело широкую популярность. Среди оппозиции. И благодаря очень мощной (и, очевидно, очень не дешевой) рекламной кампании, которая была проведена с помощью организационного ресурса той же оппозиции. По мере приближения к месту назначения, количество участников «зеленой, народной, мирной революции» нарастало. Одновременно с вхождением колонн в Исламабад, Верховный суд Пакистана велел арестовать премьера страны Раджу Первеза Ашрафа и еще 15 политиков, обвиняемых в коррупции. Кроме иных последствий, это вызвало падение биржевых котировок на крупнейшей фондовой бирже Пакистана в Карачи – акции некоторых компаний рухнули на 450 пунктов. Однако, выступления «против коррупции, воров в парламенте, некомпетентности руководства страны и вывоза денег за пределы Пакистана» – как обозначали свои цели участники событий, постепенно мирно заканчиваются. Невзирая на стрельбу у здания парламента Пакистана и столкновения с полицией, 17 января Тахир-уль-Кадри подписал с правительством соглашение, содержание которого не разглашается. Под этим соглашением поставил свою подпись премьер-министр Раджа Первез Ашраф. Видимо, арестовать не успели. По словам министра информации Камана Замана Каиры, перед подписанием некой декларации обе стороны «достигли консенсуса» по всем ее пунктам. Мирное окончание народных возмущений – еще одно отличие от предыдущих уже состоявшихся переворотов от событий в Пакистане. Полное выполнение требований или готовность выполнить требования «оппозиции» официальными властями в Ливии, Сирии, Египте и т.д. – не было поводом для окончания «мероприятия». Невзирая на любые предложения властей указанных стран по удовлетворению требований демонстрантов, «оппозиция» требовала безоговорочного ухода действующего руководства и создания переходного правительства. В продолжении пакистанской «зеленой революции» сомнений нет. Возможно, это будет самая мирная из всех предыдущих, но это вызывает большие сомнения. «Борьба с коррупцией» – консерва, которую можно хранить долго и использовать по назначению по первой необходимости. Коррупция, как и борьба с ней существовали во все времена и при всех режимах. Превращение ее в оригинальный и эффективный инструмент «цветных революций» произошло в последние годы и было использовано во всех странах, где произошли перевороты «арабской весны». На постсоветских территориях развертывание флага борьбы с этим злом чудесным образом совпало с моментом прибытия в Россию в январе 2012 года г-на Макфолла в качестве посла США в России – известного специалиста по ненасильственным методам свержения законных властей, автора множества трудов, посвященных этой теме. Борьба с коррупцией – его любимый «конек». Не столь важно почему «зеленая» пакистанская революция сбросила обороты. Не важно, чего ждет Тахир-уль-Кадри – команды сверху или рассчитывает на мирную передачу власти силам, стоящим за ним и в сроки уже обозначенные ближайшими выборами. Однозначно – организаторам «арабской весны» нужно продолжение. В данном случае, целью продолжения будут попытки смены внешнеполитического курса Пакистана. В «арабской весне» 2011-2013+ переплелось множество сюжетных линий: борьба за ресурсы – как природные, так и геополитические; ликвидация стран со стабильными темпами роста или, по крайней мере, ликвидация этих темпов роста; уничтожение Ливийской Джамахирии, ради недопущения создания прецедента выхода страны из под контроля глобальных финансовых институтов; подготовка агрессии против Ирана; уничтожение Сирии; торможение темпов роста Китая и т.д. Из откровений Г. Киссинджера в беседе с репортером американского The Daily Squib от 27 ноября 2011 года: «Соединенные Штаты ослабляют Китай и Россию, а последним гвоздем в крышке гроба будет Иран…»; «Контролируйте нефть – и вы будете контролировать страны; контролируйте еду – и вы будете контролировать людей»; «Мы сказали нашим военным, что нам нужно завоевать семь стран на Ближнем Востоке для получения их ресурсов. Работа почти выполнена. <…> Осталась последняя ступенька, а именно Иран, который полностью изменит баланс. <…> Из пепла мы построим новое общество, останется лишь одна сверхдержава, победит мировое правительство. Не забывайте, что у Соединенных Штатов лучшее оружие, у нас есть такие штучки, каких у других нет и в помине. И мы все это продемонстрируем, когда настанет время». Также откровенно о событиях «арабской весны», но в исполнении республиканца Пола Крэйга Робертса (известный экономист, в настоящее время – аналитик Гуверского Института, во времена президента Рональда Рейгана – заместитель министра финансов США, отец «рейганомики», кавалер Ордена Почетного легиона): «Мы не хотим свергать правительство Бахрейна или в Саудовской Аравии, где оба правительства применяют в отношении протестующих насилие, потому что они являются нашими марионетками, а в Бахрейне у нас есть крупная военно-морская база. Мы хотим свергнуть Каддафи в Ливии и Асада в Сирии, потому что хотим выгнать Китай и Россию из Средиземноморья <…> Китай осуществлял масштабные энергетические инвестиции на востоке Ливии и полагается на нее, наряду с Анголой и Нигерией, в плане своих энергетических нужд. Это попытка США отказать Китаю в ресурсах, так же как Вашингтон и Лондон отказали в ресурсах китайцам в 30-е годы». Итак. Причем же здесь Пакистан? Остановимся на одной из вышеперечисленных сюжетных линий – противостояние США и Китая. В этом противостоянии роль Пакистана одна из важнейших. Тепы роста Китая поражают. Семикратный рост ВВП на душу населения с 750 долл. в 1995 году до 5300 в 2012, второе место в мире после США по объему ВВП и продолжение его роста, стремительное наращивание военного потенциала, колоссальные людские ресурсы – все это показатели реальной угрозы для главенствующего положения Соединенных Штатов. Несомненно, в США отлично информированы об открыто декларируемых планах Китая. Еще в 2002 году на XVI съезде КПК была поставлена задача «начать новый этап экономического роста», «преодолеть нарастающие диспропорции в развитии территорий, а также города и деревни и перевести государство и общество из пассивной в активную фазу политико-экономического рывка к мировому триумфу КНР», назначенному на 2019 год. Снизить темпы роста Китая можно, ограничив его в доступе к ресурсам. С помощью войн и переворотов последних лет, Штатами удалось это сделать лишь отчасти. В результате войны в Ираке Китаю пришлось попрощаться с 8 млрд. долл. госдолга этой страны, накопленных еще правительством Саддама Хусейна. Война в Ливии обошлась Китаю в 18,8 млрд. долл. потерь, и ликвидацией рабочих мест за рубежом для 30 тыс. китайских нефтяников. К началу войны 2011 года на Китай приходилось 11% нефтяного экспорта Ливии. Раздел Судана и постоянная угроза гражданской войны между Севером и Югом между этими уже независимыми территориями, делает будущее 15 млрд. долл. китайских инвестиций очень туманным. На Судан приходилось 7% китайского импорта нефти, а для Судана это 60% ее экспорта. Нигерия, которую умелые стратеги направляют по суданскому пути, также развивает сотрудничество с Китаем – из запланированных 25 млрд. долл. инвестиций в нефтедобычу, 4 млрд. уже освоено. Но и в Нигерии уже не спокойно: Север-Юг – мусульмане-христиане, захват заложников, расстрел исламистами из «Бока Харам» («Черный Талибан») мирных жителей, пираты, сепаратисты, инструкции МВФ, вызывающие обнищание населения… Вспыхнуть может как по команде. Для обеспечения растущих потребностей центрально-азиатского региона в энергоносителях рассматриваются планы строительства двух новых трубопроводов – Туркмения-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ) и Иран-Пакистан-Индия (ИПИ). Первый – невзирая на войну в Афганистане, в 2012 году после 15 лет переговоров получил определенные перспективы – в мае 2012 года в Туркмении был подписан договор о поставках газа по этому газопроводу. Второй будет невозможен в случае начала войны в Иране. Оба должны проходить через Пакистан. Развивается газовый проект Иран-Пакистан и пакистанское руководство заявляет о твердой решимости любой ценой завершить строительство трубопровода из Ирана, в чем также очень заинтересована КНР – Пакистан важен как надежный транзитер иранских углеводородов в Китай. В Китае не сомневаются, что рано или поздно планы по строительству трубопроводов будут реализованы. Какой бы из них не был сооружен первым, их центральным пунктом будет порт Гвадар в Пакистанской провинции Белуджистан. Это крупнейший морской порт региона, и он был построен Китаем с 2002-2005 годы, официально открыт весной 2007 года. Генеральным планом развития до 2055 года предусмотрено, что его пропускная способность достигнет 350 млн. т. грузов в год. Пакистан уже предоставил Китаю статус наиболее благоприятствуемой нации и в 2008 году между странами было подписано «всеобъемлющее соглашение о свободной торговле».. Китай добился от Пакистана предоставления государственных гарантий использования в своих целях инфраструктуры порта Гвадар, несмотря на протесты США. Порт находится всего в 400 километрах от Ормузского пролива, по которому сейчас проходит около 40% мирового экспорта нефти. С Гвадаром у китайского флота появится порт приписки, который легко позволит ему контролировать движение в проливе. Кроме того, из Китая в Гвадар будет построена железная дорога протяженностью около 700 км через перевал Хунджераб, высота которого составляет 4620 м. Строительство дороги позволит КНР получить двусторонний транспортный коридор к Индийскому океану. Это позволит танкерам из Персидского залива избежать прохода через опасный Малаккский пролив (отличная мишень для террористов и легкоперекрываемый в случае вооруженного конфликта: протяженность пролива 850 км, самое узкое место – 2,5 км, самое мелкое – 25 метров). Испокон веков Китай считал себя «Поднебесной Империей», «Срединным Царством», а все окружающие его страны и народы – варварами. И сегодня Китайская внешняя политика, как всегда отличается высочайшим уровнем прагматизма. Симбиоз Китая и Пакистана также основан на взаимной потребности друг в друге, на общих целях и общих врагах. Эти страны не объединяет ни общая культура, ни схожий язык, ни религия. Тем не менее, трепетное отношение Китая к Пакистану объясняется не только жесткой прагматикой. Пакистан был одним из первых государств, которое признало КНР. Невзирая на определенную изоляцию Китая в 60-70-е годы прошлого века, Пакистан всегда оставался его надежным союзником и партнером – именно тогда, когда это было крайне важно Китаю. И это не было забыто. Китай поделился с соседом ядерными технологиями, помог создать и ядерное оружие, и средства его доставки. Эти две страны совместно разрабатывают различные виды высокотехнологичного вооружения, в т.ч. истребители. «Эта дружба глубже, чем океаны и выше, чем горы. Мы и в дальнейшем продолжим укреплять эту дружбу» – сказал президент Пакистана еще в 2005 году о дружбе с КНР. Невзирая не высокий уровень жизни, Пакистан – важный рынок для любого партнера – население страны превысило 190 млн. человек, это равно населению Украины и России вместе взятых. Но это сотрудничество выгодно в первую очередь Пакистану – с помощью КНР в стране реализуются проекты по строительству дорог, добычи полезных ископаемых, развитию энергетики и многое другое. В 2012 году Пакистан и Китай заключили соглашение о наращивании двустороннего взаимодействия в сфере обороны. И такая взаимность этих стран не может не вызывать раздражение у США. Они имеют привычку наказывать всех, кто осмеливается развивать экономическое и политическое сотрудничество со своим главным конкурентом. Кроме союзничества с противником Америки, последние годы Пакистан создает проблемы проводимой Соединенными Штатами операции в Афганистане – руководство Исламской Республики не поддержало идею Барака Обамы, озвученную 1 декабря 2009 года во время выступление в военной академии в Вест-Поинте. США, не интересуясь мнением пакистанского руководства, самостоятельно решили, как будет развиваться «сотрудничество» с этой страной в связи с операцией в Афганистане: «США будут действовать с осознанием того, что успех в Афганистане неразрывно связан с взаимодействием с Пакистаном. Необходимо вести работу по обе стороны афгано-пакистанской границы». Более того, благодаря СМИ, в частности Fox News, еще в 2009 году стало известно о разработанных планах ликвидации ядерных зарядов на территории Пакистана американскими подразделениями, находящимися в Афганистане. Дестабилизировать ситуацию в Исламской Республике США пытаются разными способами. В ход идут и провокации на границе с Индией – союзника США в регионе. И нарушение суверенитета постоянными вторжениями на территорию Пакистана под предлогом преследования и уничтожения баз талибов, ведущих войну с американским контингентом в Афганистане. Апогеем игнорирования суверенитета Пакистана было уничтожение мифического персонажа – Усамы бен Ладана. Факт вторжения спецназа США в пределы чужого государства был. А то, что бен Ладен был реален и то, что его уничтожили 2 мая 2011 года, а труп сбросили в море – вовсе не факт. Зато был повод обвинить бывшего союзника в пособничестве терроризму. Такие действия вызвали резкую реакцию Пекина. Официальный представитель МИД КНР Цзян Юй заявил, что «суверенитет и территориальную целостность Пакистана необходимо уважать <…> любое нападение на Пакистан будет рассматриваться как нападение на Китай». Подобные ультиматумы в адрес США никто себе не позволял уже на протяжении нескольких десятилетий. Чувствуя за спиной поддержку мощного союзника, и руководство Пакистана не лезет за словом в карман. Из выступления Юсуф Реза Гайлани (Премьер-министр Пакистана с марта 2008 по июнь 2012 г.) в парламенте Пакистана: «Скажу предельно откровенно. Любое посягательство на стратегические активы Пакистана, открыто или тайно, встретит соответствующий ответ… Пакистан оставляет за собой право принять меры в полную силу. Никто не должен недооценивать решимость и способность нашего народа и вооруженных сил в защите нашей священной Родины. <…> Мы гордимся тем, что Китай наш лучший и самый верный друг. Пусть и Китай знает, что Пакистан всегда и во всем рядом. Когда мы говорим о дружбе, выше, чем Гималаи и глубже, чем океан, это реальность». Распространенное в обществе мнение подтверждается и словами Талада Масуда, генерала пакистанской армии в отставке: «За нами Китай, мы не одиноки, с нами одна из сверхдержав». (US, Pakistan Near Open War; Chinese Ultimatum Warns Washington Against Attack http://tarpley.net/2011/05/21/us-pakistan-near-open-war-chinese-ultimatum-warns-washington-against-attack/ ) Попытки проверить крепость нервов руководства страны и прочность пакистанской ПВО были слишком настойчивы в мае 2011 года. На протесты пакистанских властей и требования не допустить повторения инцидента с вторжением американского спецназа, как это было в случае с «убийством» Бен Ладана, спецпредставитель США по Афганистану и Пакистану Марк Гроссман заявил, что пакистанские официальные лица никогда не требовали уважения к их границе в последние годы, и пусть теперь не начинают требовать. В то же время, индийская армия проводила учения вблизи пакистанской границы с участием атомно-биологических-химических войск быстрого удара. Аналогично методике использования наемного сброда в Ливии против ливийского народа и войск Каддафи, и сейчас в Сирии против народа и армии, США создают поводы для возможного постоянного терроризирования Пакистана. С этой целью, как и в других странах, создаются отряды «исламистов», управляемых и обученных отрядов под торговой маркой «Талибан», но действующих под управлением ЦРУ и в интересах США. Бывший руководитель регионального отдела Межведомственной разведки Пакистана, бригадный генерал в отставке Аслам Гюман так прокомментировал эти процессы: «Во время моего визита в США, я узнал от израильского шпиона, что Моссад, в сговоре с индийским агентством RAW, под непосредственным руководством ЦРУ, планирует дестабилизировать Пакистан любой ценой. <…> По данным российской разведки внештатный сотрудник ЦРУ Раймонд Дэвис и его агенты снабдили «Аль-Каиду» химическим, ядерным и биологическим оружием, так что теперь Пакистан можно обвинить в чем угодно…». (CIA has created own Taliban to wreak terror havoc on Pakistan, claims Pak paper. http://my.news.yahoo.com/cia-created-own-taliban-wreak-terror-havoc-pakistan-091621821.html ) Этот геополитический «чат» на высшем уровне не закончен… Для стабилизации в регионе также активизируется еще одна «сюжетная линия» – поддержка внутренних сепаратистских сил. Технологии, отработанные и на постсоветских территориях, и в Ливии (уже фактически отделилась Киренаика от Триполитании и Феззана), и в Судане (раздел на Северный и южный, плюс спорные территории Кордофана), и в Ираке (практически неподконтрольный центральной власти Курдистан) – теперь могут быть применены и в Пакистане. Белуджистан – историческая область, охватывающая приграничные территории Афганистана, Ирана и Пакистана и одноименная провинция Пакистана – территория давних, вялотекущих и незатухающих конфликтов. Пакистанские власти силой оружия сдерживают сепаратистские процессы в провинции и ведут борьбу с так называемой Армией освобождения Белуджистана, которая действует в регионе с 2000 года при поддержке спецслужб США и Индии. На территории пакистанской провинции Белуджистан сосредоточены значительные природные запасы полезных ископаемых: газ (85% добываемых в стране объемов), уголь (65% общей добычи), медь, хромиты, свинец и др. А также производятся наркотики в колоссальных объемах. Провинция занимает стратегически очень важное географическое положение: выход на побережье Аравийского моря – Индийского океана, где расположены порты Ормара, Дживани и упоминавшийся порт Гвадар; в непосредственной близости от Ормузского пролива – Оманского залива. Будущее трубопроводов из Ирана и Туркменистана на Индию и Китай также зависит от ситуации в это провинции. Как и Вазиристан на северо-западе Пакистане – регион, состоящий из двух сепаратистки настроенных подпровинций – Северного и Южного Вазиристана, Белуджистан включен Бараком Обамой в список территорий планируемых «чрезвычайных заморских операций» (заменивший «Глобальную войну с терроризмом»). Параллельно с январскими событиями 2013 года в столице Пакистана не прекращались провокации на границе с соседней Индией. По сообщению от 22 января Associated Press, власти индийского штата Джамму и Кашмир призывают население готовиться к возможной ядерной войне, строить бомбоубежища, а также запасаться водой и продовольствием… Очевидно, Соединенные Штаты Америки в своей безнаказанности окончательно сходят с ума. А «мировому сообществу» остается только гадать – кто будет следующей жертвой. Неужели история снова повторяется, и снова никого ничему не учит. А тем временем Пакистан 11 февраля провел успешные испытания ракеты Hatf-IX с дальностью действия 60 км и ракеты Hatf-II с дальностью действия 180 км способных нести как обычную боеголовку, так и ядерную, и благодаря высокой маневренности преодолевать тактическую противоракетную оборону.

Александр Дудчак

Комментарии закрыты.