НАТО: урезать расходы и повысить боеспособность

Бундесвер, как и другие армии стран НАТО, хочет под лозунгом Smart Defence («умная оборона») снизить расходы и поднять боеспособность. Но путь к европейской армии долог и тернист. В 2012 году в рамках НАТО возник проект под названием Smart Defence- «умная оборона». Участвуют в нем в основном европейские члены Североатлантического альянса. Проект предполагает специализацию стран-партнеров на определенных родах войск и видах вооружений при отказе от других. В стратегических документах альянса этот принцип описывает еще одна расхожая формула: Pooling and Sharing, что можно перевести как «объединяем ресурсы и совместно их используем». Но в реальной жизни все происходит не так просто, как написано на бумаге.Повышение боеспособности или экономия средств? Согласно планам правительства Германии, бундесвер должен до 2015 года сэкономить более 8 миллиардов евро. В других европейских государствах-членах НАТО тоже намечены сокращения оборонных бюджетов. Поэтому в штаб-квартире альянса Smart Defence и Poolin gand Sharing стараются подать, как проекты экономии финансовых средств.Но эксперт по проблемам безопасности, сотрудник берлинского фонда «Наука и политика» Кристиан Мёллинг (Christian Mölling) в интервью DW указывает, что «Германия всегда видела цель НАТО в повышении легитимности и эффективности этой организации. Надежда на то, что удастся снизить расходы на оборону, была, скорее, второстепенной». Министр обороны Германии Томас де Мезьер (Thomas de Maizière) на страницах газеты Die Zeit тоже предостерегает: «Проект SmartDefenceначат не для того, чтобы одни страны могли снизить расходы на оборону за счет других. Те, кто надеется, что другие государства возьмут на себя задачи, на которых сами они экономят, предаются несбыточным мечтам. Smart Defence — это, скорее, возможность сократить расходы в будущем». Вот пример: страны Балтии отказались от создания собственных военно-воздушных сил. Их воздушное пространство по очереди охраняют ВВС других государств-членов НАТО. Но странам Балтии приходится за это платить.Зачем голландцам танки, если у немцев их достаточно? Голландская армия поставила свои танки в ангары. А танковые экипажи проходят обучение на немецких танкодромах. Балканские страны, взяв пример с балтийских, вместо создания системы ПВО, используют возможности соответствующих структур альянса. Совместное воздушное патрулирование на море ведется под немецким командованием. Создано и совместное управление стратегического воздушного транспорта. Всего намечено или уже реализуется около 25 подобных проектов. Однако далеко не все страны НАТО готовы участвовать в объединении военных потенциалов. Например, Великобритания и Испания делают ставку на собственные силы. Да и Германия пока не видит ощутимого эффекта в плане экономии средств, поскольку бундесвер не намерен отказываться от собственных ресурсов. В интервью DW начальник планового управления бундесвера генерал-майор Франк Лайденбергер (Frank Leidenberger) указывает, что «и в будущем задача бундесвера — защита граждан Германии и независимости государства». Бундесвер, уверен генерал-майор, должен в полном объеме сохранять способность гибко реагировать на новые угрозы, которые, как показывает опыт, непредсказуемы.Малые страны хотят экономить, крупные — сохранить суверенитет Многие кооперационные проекты в военной сфере осуществляются на основе не общеевропейских, а двусторонних или многосторонних договоров. Причина — различная оценка кризисных ситуаций. Например, ФРГ в свое время отказалась от участия в войне в Ираке, а Великобритания была на стороне своего давнего союзника США. Берлин не участвовал в воздушных налетах против войск ливийского диктатора Каддафи, а Париж к ним присоединился. Бои в Мали вели французы, немцы помогали транспортом и меницинскими подразделениями В Германии любая военная операция за пределами территории стран НАТО должна быть утверждена бундестагом. Объединение военных потенциалов в рамках программы Smart Defence сделало бы внешнюю и оборонную политику других стран зависимой от воли немецких депутатов. Подполковник Михаэль Ангерер (Michael Angerer) отвечает в министерстве обороны ФРГ за контакты с международными партнерами в Брюсселе. В интервью DW он признает, что пока сделаны только первые шаги, и далеко не все страны НАТО готовы даже теоретически поступиться какими-то военными ресурсами.Проблема беспилотников и специализация на гуманитарной помощи В сентябре 2012 года Франция и Германия договорились о совместных закупках и эксплуатации беспилотников. Пока обе страны используют взятые напрокат у Израиля разведывательные беспилотники Heron1. Но осенью будущего года срок контракта истекает. Кроме того, и Франция, и Германия хотят обзавестись беспилотными летательными аппаратами, способными нести вооружение. Но вот проблема: от закупок беспилотников Eurohawk бундесвер пока отказался из финансовых соображений. Четыре Eurohawk и наземный центр управления уже изначально должны были стоить более 1 миллиарда евро. Теперь эксперты исходят из гораздо более высокой цены. Готовы ли США продать Германии и Франции новую модель своего беспилотника Predator, пока неясно. А в Германии между тем уже разгорелся спор о том, насколько этично в принципе использование беспилотников, тем более — оснащенных оружием. Учитывая все эти обстоятельства, сотрудник фонда «Наука и политика» Кристиан Мёллинг предлагает достаточно радикальный рецепт решения всех проблем: «Есть и такая заманчивая возможность: Германия сводит свой военный потенциал на нет, у нас ведь каждый раз надо заручиться одобрением бундестага, а это сложно. Вместо этого мы бросаем все средства на помощь в восстановлении экономики кризисных стран и становимся ведущей державой на этом поприще. Представляете, какой тут заложен экономический потенциал, какое уважение мы заслужили бы в мире».

Комментарии закрыты.