Робкий суверенитет России и министерство оккупации

О деятельности «иностранных агентов».
Когда мы слышим высказывания некоторых политиков и публицистов об «оккупации» России Западом, иногда хочется спросить, а где же она, оккупация? Где эсэсовцы с собаками на улицах, где концлагеря для пленных с вышками и колючей проволокой, где полицаи? Что-то уж больно не осязаема она, эта ваша «оккупация».
Между тем, технологии контроля над территорией и населением шагнули вперед, и армия далеко не всегда необходима для поддержания власти над захваченным государством. Это, правда, совсем не значит, что если на улицах наших городов нет вражеских танков или тех же эсэсовцев, то оккупационный режим никак нельзя, что называется, «пощупать руками». Можно и пощупать и оценить и увидеть. Нужно только знать, куда смотреть.
В интервью немецким журналистам накануне своего визита в Германию президент Путин рассказал о том, что за четыре месяца прошлого года, с момента принятия нового законодательства о работе неправительственных организаций, на их счета было переведено из зарубежных источников около миллиарда долларов. Что эквивалентно где-то трем миллиардам долларов в год. Для сравнения можно сказать, что эта сумма сопоставима с доходами бюджетов таких трех областей России как Рязанская, Брянская и Смоленская ВМЕСТЕ ВЗЯТЫХ. При этом заметим, что сравнение с бюджетами регионов не совсем корректно. Ведь в них уже заложены расходы на школы, больницы, бюджетников, «социалку», дороги и много что еще. Свободно располагаемые суммы значительно меньше. Неправительственные организации, как известно, никакими больницами и школами в России не обременены, так что и счет получится другой.
Кроме того, сумма эта, скорее всего то, что прошло через бухгалтерию НКО. А как известно, у нас нередко ходит и черный нал. Мимо российской отчетности, без сомнения, также прошли средства, потраченные на заграничные поездки за счет принимающей стороны и выплаты вознаграждения напрямую на иностранные счета российских граждан. И это еще далеко не все. Финансирование СМИ, контролируемых иностранными игроками прямо или косвенно, в статистику по неправительственным организациям не попадает. Это другая статья. Не отражает эта статистика и финансирование подрывной деятельности из псевдовнутренних источников. Если, скажем, один, более чем лояльный гомосексуалистам, зато негативно настроенный к Русской Церкви, олигарх ведет широкую общественно-политическую деятельность и даже имеет собственную партию, то о происхождении потраченных на нее денег никто не спрашивает. Не попадают в эти три миллиарда средства, получаемые из-за границы представителями разнообразных сект, центры которых расположены за пределами России. Деятельность таких религиозных организаций почти всегда носит совсем не дружественный нашему государству характер. Остаются неучтенными огромные суммы, направляемые союзными Западу средневековыми деспотиями, типа Саудовской Аравии, Катара и некоторых других, на продвижение в России ваххабизма. Оценить размеры зарубежного финансирования исламистов могут, наверное, только специалисты, однако то, что исчисляется оно, как минимум, сотнями миллионов, ясно. Подрывная деятельность в интернете, осуществляемая как живыми людьми, так и программными средствами, также не происходит сама по себе, по мотивам чистой и незамутненной любви к идеалам демократии. На нее тоже тратятся деньги. Пусть не сотни миллионов, как на ваххабизм или защиту прав человека, но все же. Тем более что значение он-лайновых СМИ, социальных сетей и пр. с каждым годом растет.
Ну и, наконец, на закуску, представим себе суммы, выделяемые на работу в России иностранных спецслужб, что называется, в чистом виде. То есть на разведывательную и подрывную деятельность, а также сбор информации в тех формах, легализовать и прикрыть которые с помощью НКО просто невозможно. Никаких оснований подозревать, что такая деятельность финансируется менее щедро, нет. Да и материальное вознаграждение сотрудников спецслужб и лиц, ведущих нелегальную работу, бывает выше среднего.
Но и это еще не конец списка. Все вышеперечисленное тратится на мероприятия внутри нынешней РФ. Однако в результате крушения Союза, часть территории нашей страны оказалась за пределами ее границ. Т.е. средства, выделяемые на подрывную деятельность против Белоруссии, а также на поддержание существующих режимов в Прибалтике и Молдавии, равно как и на огромную работу, ведущуюся с целью недопущения возрождения нашей страны на Украине, нужно приплюсовать сюда же. При этом если белорусское государство, и в меньшей степени российское, способны как-то контролировать творящееся на их территории, то та же Украина в борьбе с иностранным влиянием совершенно бессильна. Причина этого проста. Есть два рычага, с помощью которых на территориях бывшего СССР поддерживается режим оккупации. Первый — разнообразное воздействие на сознание людей, второй — контроль денежных средств, выводимых олигархией и коррумпированным чиновничеством за рубеж. Проще говоря, те, кто вдруг стал не лоялен ценностям демократии, могут лишиться всего нажитого непосильным трудом. И если в Белоруссии и с первым и со вторым ведется борьба, то в России с подрывной деятельностью борьба идет вяло, а олигархат и коррупция до сих пор цветут.
Ясно, что суверенное государство, не может и не должно допускать существования на своей территории такого, своеобразного министерства оккупации с сотнями целевых программ, филиалами в регионах и многомиллиардным бюджетом. Информацию о том, сколько российских НКО работает на Западе, мы услышали из уст президента Путина. Всего ДВА. Было бы очень интересно знать, сколько иностранных фондов и их контрагентов ведут свою деятельность, например, в Китае? Сколько китайских СМИ, бумажных и сетевых контролируются напрямую или косвенно из-за рубежа? Сколько ведущих китайских журналистов имеют иностранное гражданство и получают из иностранных источников зарплату? Из ответов на эти вопросы несложно было бы сделать вывод о том, является ли Россия в полном смысле слова суверенным государством.
В последние месяцы российское руководство, правда, предприняло робкие попытки ужесточить контроль над расходованием иностранных средств на своей территории. Законодательство, запрещающее официальным лицам иметь собственность за рубежом, также принято. Однако, ключевое слово во всем этом, — РОБКИЕ.
Никаких намеков на серьезные перемены к лучшему пока нет. НКО, получающие иностранное финансирование, демонстративно игнорируют новое законодательство и регистрироваться не спешат. Министерство оккупации активно сопротивляется. Травля государственной власти и лично Президента Путина не утихает ни на день, — одна истерика следует за другой. При этом, полезная для общества деятельность также до сих пор не находит в России достаточной поддержки. Какой-нибудь ассоциации «геев» и лесбиянок получить финансирование намного проще чем, например, православному приюту для реабилитации наркоманов.
Странное состояние сегодняшнего робкого, неуверенного суверенитета в любом случае не продлится долго. Маятник неизбежно качнется либо в одну, либо в другую сторону. Миллиарды, которые уже многие годы тратятся в России на «продвижение демократии», будут тянуть ее туда, где из двух слов, «робкий» и «суверенитет» останется только одно. РОБКИЙ. Робкая Россия, где не будет ни пенсий для стариков, ни роддомов для младенцев, ни собственной истории, ни справедливости, ни человеческого достоинства. Зато в ней будут личные самолеты олигархов, майбахи чиновников, гей-парады, ювенальная юстиция и много-много «свободных» СМИ. Чтобы этого не случилось, российским властям неплохо было бы рассмотреть вопрос об оптимизации избыточных органов управления. И министерство оккупации с его многомиллиардным бюджетом, наконец, упразднить.
Михаил Андреев, публицист, Киев

Комментарии закрыты.