Японские реакторы уязвимы перед новыми землетрясениями

Решение возобновить работу некоторых из полусотни ядерных реакторов Японии, остановленных после фукусимской катастрофы в марте 2011 года, натолкнулось на серьёзное препятствие по имени Кунихико Симазаки.
Новый кабинет министров симпатизирует ядерной энергетике, и та уже готовилась праздновать победу, но управление по атомному надзору во главе с г-ном Симазаки не уверено, что землетрясения больше не представляют угрозы для АЭС.
На днях сотрудник управления, который ещё в 2004 году предупреждал, что Фукусимская АЭС более уязвима перед цунами, чем считали тогдашние ревизоры, при поддержке г-на Симазаки заявил об обнаружении активного разлома под АЭС «Цуруга» — одной из тех, которые собирались перезапустить.
Этот вывод подвергается сомнению не только индустрией. Сейсмологи критикуют определение термина «активный», которое, по мнению инспекторов, означает «приводивший к землетрясению в течение последних 120 тыс. лет». В некоторых случаях, говорят учёные, разломы не опасны вовсе, а иногда то, что кажется разломом, таковым не является.
«Они просто чересчур осторожны, — объясняет позицию атомного надзора палеосейсмолог Кодзи Окумура из Хиросимского университета, который входил в комиссию по ядерной безопасности, пока её не расформировали в сентябре 2012 года и не заменили вышеназванным управлением. — Они мнят себя суперменами, спасающими нас от сил зла».
Группа г-на Симазаки проверяет пять станций, на которых стоят 12 реакторов, а также экспериментальный реактор на быстрых нейтронах Мондзу. Четыре из пяти планируется запустить, на пятой два из четырех реакторов уже работают. Результаты ревизии часто расходятся с докладами самой индустрии.
Например, реакторы Цуруги находятся в 250 м от разлома. Раскопки, проведённые Japan Atomic Power Company, показали, что земля сдвинулась, то есть разлом активен. Но специалисты компании исключили вероятность того, что это произошло в последние 120 тыс. лет, а эксперты г-на Симазаки обнаружили не только признаки более позднего движения, но и доказательства того, что разлом проходит непосредственно под одним из реакторов.
Претензии есть и к отчёту Kansai Electric Power Company относительно станции в Ои, где находятся два единственных в Японии работающих реактора. Разлом делит АЭС пополам, но компания утверждает, что он неактивен. А г-н Симазаки указывает на то, что данные раскопок, на основании которых сделан такой вывод, пропали без вести.
В декабре инспекторы нашли активный разлом близ станции Хигасидори, где один реактор пребывает в режиме ожидания, один строится и ещё два планируются. Проверка двух оставшихся станций и Мондзу начнётся в этом году.
Критики ставят под сомнение методы атомного надзора. Г-н Окумура, например, считает, что эксперты г-на Симазаки принимают за признаки активных разломов следы оползней. Он подчёркивает, что в составе группы нет специалистов по породам и отложениям. Проверяющие, по их словам, обращаются за консультациями к сторонним экспертам.
Другие обеспокоены тем, что группа слишком быстро приходит к выводу об опасности разломов. Харуо Ямазаки, исследователь сейсмотектоники из Столичного университета Токио, отмечает, что дискуссия должна сосредоточиться не на степени активности разлома, а на возможных повреждениях реакторов в случае толчка.
Результаты проверки — только полбеды для ядерщиков. Атомный надзор пишет свод правил, который может стать законом уже в июле. И тогда из-за новых требований к вентиляции и радиационным фильтрам некоторые станции придётся закрыть без разговоров, и в их числе АЭС в Ои.

Дмитрий Целиков

Комментарии закрыты.