Мариинка-2: вам архитектуру или достроить?

С Мариинки-2 сняли леса, и новое здание театра предстало перед петербуржцами во всем стеклянно-ониксовом великолепии.
Архитектурный шедевр произвел настолько сильное впечатление, что на него с критикой обрушился даже директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, до сих пор не обращавший внимания на стройку на Театральной площади. Группа активных петербуржцев собирает подписи под обращением к губернатору города с просьбой снести здание. Блогеры упражняются в остроумии на тему «нового ТРК для Гергиева». Возникает один вопрос — где были градозащитники все последнее время, ведь проект был показан всем желающим, и архитекторы, в том числе и со страниц Фонтанки», предупреждали — итог будет именно таким.
Мариинка-2, освободившаяся от лесов, произвела в Петербурге эффект разорвавшейся бомбы. Первым в ее адрес высказался в своем блоге актер Геннадий Смирнов, обогативший Сеть новым интернет-мемом, который, однако, нельзя процитировать на страницах СМИ. Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, выступая на телеканале «Санкт-Петербург», выбрал более тактичную формулировку — он назвал здание «градостроительной ошибкой» и присовокупил: «Это урок всем нам». Некоторые петербуржцы немедленно решили исправить ситуацию — в соцсетях уже создана группа по сбору подписей за снос свежепостроенного здания
При этом здание, строившееся по новому проекту с 2009 года, почти не привлекало к себе внимания — о второй сцене вспоминали в двух аспектах: «сколько денег потрачено» и «пусть наконец достроят хоть что-нибудь». Никаких претензий к внешнему виду нового театра общественность не предъявляла даже тогда, когда его стены значительно превысили строительный забор. Вопрос «Фонтанки»: а куда же смотрели все градозащитники, защищавшие что угодно, но только не действительно оказавшуюсяпод угрозой Театральную площадь, — определенного ответа не получил. Хотя еще после выбора проекта было ясно, что архитектура действительно ближе к торгово-развлекательному комплексу в спальном районе, чем к стоящему десятки миллиардов зданию, призванному украсить исторический центр.
Внезапное прозрение петербуржцев, по мнению архитектурного критика Григория Ревзина, объясняется очень просто. «Все видели картину и оценивали картинку, а она была вполне безобидной, — считает он. — И мало кто представлял, как это будет выглядеть в реальности. И поэтому Авдеев (Александр Авдеев, министр культуры РФ в 2008 — 2012 годах. — Прим. ред.) искренне радовался тому, что у нас будет такой хороший театр… Никто же не представлял, каким онбудет».
«Конечно, уже на этапе каркаса было понятно, что получается что-то совсем не то, — подтверждает слова Ревзина зампредседателя Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кононов. — Но тогда еще можно было как-то исправить ситуацию. Однако на этапе отделки выявились самые неожиданные вещи — например, устрашающий полностью стеклянный фасад со стороны улицы Союза Печатников или устрашающий фасад, выходящий в Минский переулок».
«Вы заметьте, — возмущается Кононов — Никогда ни на одной картинке эти фасады не были представлены, проектировщики их просто не показывали. А я, например, и предположить не мог, что кто-то до такого ужаса додумается». Обращает он внимание и на то, что стеклянный мостик через Крюков канал не был предусмотрен ни в одном проектном решении — сооружение появилось тогда, когда художественный руководитель Мариинского театра Валерий Гергиев вспомнил, что необходимо сохранить какую-то связь между старым и новым зданиями для транспортировки декораций.
Кононов категорически не согласен с мыслью о том, что общественность слишком вяло протестовала против Мариинки-2. «С самого начала этому проекту уделяли очень большое внимание, и, может быть, именно поэтому удалось отбиться от здания Доменико Перро, — рассказывает он. — А что касается канадского проекта, при составлении конкурсного задания с самого начала было решено не ставить архитектуру приоритетом».
«Таковы были условия тендера, — пояснил «Фонтанке» Григорий Ревзин, принимавший участие в выборе проекта Мариинки-2. — Проект надо было выбирать исходя из требований 94 ФЗ, то есть определяющими были государственные требования — стоимость, сроки, сумма страховки — в случае срыва проекта. Плюс требовался вступительный взнос, что автоматически отсекало многих возможных участников».
Ревзин признает, что в условиях конкурса на разработку фасадов нового проекта здания скрывалось некоторое лукавство. «Но базовые характеристики проекта, разработанного Перро, сохранялись — зажатый проезд, странновато организованный вход сбоку, размеры, — добавляет он. — Еще на первом заседании стало ясно, что новый проект должен точно «сесть» на старый, потому что в строительство к тому времени уже было вложено 24 миллиона евро».
Как уже писала «Фонтанка», в июле 2009 года тандем «КБ ВиПС» и канадской мастерской Diamond& Schmitt Architects победил на конкурсе по выбору лучшего проекта фасадов «Мариинки-2». Таково было решение высокой комиссии, в которую вошли многие уважаемые люди. Так, министерство в жюри представляли министр культуры Александр Авдеев, его зам Павел Хорошилов и замминистра финансов Александр Новак. В некотором роде примыкал к ним и глава Сбербанка Герман Греф, хотя он в комиссии был не в качестве финансиста, а в ипостаси сопредседателя попечительского советаМариинского театра.
Сам Мариинский театр представляли Валерий Гергиев, его зам по капстроительству Дмитрий Фирсов и руководитель художественно-технического комплекса Мариинки Андрей Проничев. От заказчика, Северо-Западной дирекции по строительству, в комиссии было сразу три человека — начальник отдела конкурсных торгов Автономов, замдиректора по экономике Волин и замдиректора построительству Фридлянд.
Архитектурное сообщество тоже привлекли к выбору лучшего проекта — свой вердикт вынесли главный архитектор Петербурга Юрий Митюрев, председатель Союза архитекторов Санкт-Петербурга Владимир Попов, архитектурный критик Григорий Ревзин и ректор МАИ, историк архитектуры Дмитрий Швидковский. В качестве одного приглашенного эксперта выступил Сергей Стадлер, в то время и. о. ректора Петербургской консерватории.
Любопытно, что теперь, когда вокруг Мариинки-2 начал разгораться скандал, члены комиссии категорически отказались прокомментировать свой выбор. «Я не хочу в это влезать», — отрезал Юрий Митюрев. «Я отказываюсь отвечать на этот вопрос и прошу на меня не ссылаться», — еще более категорично высказался Владимир Попов. Обосновал свой выбор только Григорий Ревзин, к слову, поставивший за архитектурное решение высший балл.
«Если рассматривать проведенный тендер, то я не вижу, кто бы мог еще победить из числа принимавших участие, — рассказал он. — А по условиям проведения тендера мы не можем не выбирать победителя. Поэтому я голосовал за ту работу, которая точнее всего соответствовала условиям. Можно было конечно, отказаться принимать участие в комиссии, — добавил он. — Но я надеялся, что смогу что-то изменить, и с самого начала пытался убедить членов жюри отменить конкурс, но это оказалось бесполезно».
Все рассуждения о том, как можно было бы избежать ошибок, бесполезны, считает Ревзин. «Сейчас при выборе победителя «удельный вес» архитектуры — 20%, это по закону. Поэтому, проводя тендер на выбор архитектурного проекта, основываются на двух параметрах — стоимости и авторитете. Разумеется, пока не будет изменена практика проведения государственных конкурсов, никаких шедевров ждать не приходится, — заключает он. — Я предупреждал о том, во что превратитсяМариинка-2, с самого начала».
Впрочем, Мариинку-2 не только ругают. Например, заказчик, Валерий Гергиев, от нового здания в восторге — во время очередного визита журналистов на объект он с гордостью демонстрировал и современную сцену, и удобные гримерные, и зрительный зал. «Когда здание будет подсвечено изнутри и снаружи, — заявил он журналистам уже после разгоревшегося скандала, — то у него будет совсем другой вид! И каким он будет, этого никто не знает — ни вы, ни я!»
Не стыдятся дела рук своих и представители подведомственной минкульту СЗД, с удовольствием рассказывая про стенку из полированного оникса и люстру VIP-ложи, составленную из хрусталиков Swarovski. Поддержан проект и на самом высоком уровне — новый министр культуры РФ Владимир Мединский уже сообщил в своем микроблоге в «Твиттере», что «новое здание Мариинского будет самым красивым театром в мире».

Кира Обухова

Комментарии закрыты.